Самый дорогой художник современности Дэвид Хокни: «Я предпочитаю жить в цвете!»

В этом году исполнилось 82 года Дэвиду Хокни — одному из самых влиятельных и дерзких британских художников двадцатого века и ключевой фигуре движения поп-арта, который одним из первых открыто заговорил на языке живописи и фотографии об однополой любви. От фотоколлажей и оперных афиш до вдохновленных кубизмом абстракций и деревенских пейзажей: за более чем шестидесятилетнюю карьеру Хокни успел попробовать себя в самых разных жанрах и направлениях. Решительно шагнувший в век технологий легендарный художник и сегодня продолжает искать и находить новые способы выражения, оставаясь при этом все тем же бунтарём верным своей любви к ярким краскам и смелым композициям. 

Из этой статьи вы узнаете:

дэвид хокни
Портрет Дэвида Хокни, фотограф Энди Уорхол, 1971

Биография

Детство, 1937—1952

Дэвид Хокни родился в 1937 году в Брэдфорде, небольшом индустриальном городе на севере Англии. Его отец Кеннет был крайне эксцентричной личностью, хоть и проработал всю жизнь самым обыкновенным клерком. Он носил две пары наручных часов на случай, если одни сломаются, и никогда не выходил из дома без шляпы, галстука и трости. Кеннет был членом организации за ядерное разоружение и коммунистом с довольно романтичным и наивным представлением о Советском Союзе. По утрам отец Дэвида отправлял письма со своими идеями о войне и мире политическим лидерам: Сталину, Эйзенхауэру и Мао, а по вечерам учился на курсах в местной художественной школе

Именно отец оказал решающее значение в становлении Хокни как художника и личности: он всячески поощрял страсть сына к искусству и научил Дэвида не бояться выделиться из толпы и не обращать внимание на то, что говорят о тебе окружающие. 

Мои родители, 1977
Лора и Кеннет Хокни, фотограф Дэвид Хокни, 1975
Мои родители, 1977
Мои родители, 1977

Лора, мать Дэвида, была набожной методисткой и строгой вегетарианкой. Она пыталась воспитывать сына на религиозных принципах, но не особо в этом преуспела. У Хокни были очень теплые отношения с матерью: он приезжал в Брэдфорд каждое Рождество вплоть до самой ее смерти в возрасте 99 лет. Портреты Лоры Хокни — одна из самых частых тем в творчестве художника. 

Лора Хокни, 1996
Мама, 1988-1989

Когда Дэвиду исполнилось 11 лет, он решил, что посвятит свою жизнь искусству. В школьные годы Хокни был «довольно серьезным, но дерзким» юношей. Он был умён, но его успехи в учебе стали препятствием на пути к карьере художника: в колледже Брэдфорда одаренным студентам было запрещено выбирать творческие дисциплины. Поэтому Дэвид специально провалил экзамены, чтобы продолжить изучать живопись. 

Британия, 1953—1963

Будучи пацифистом, Хокни отказался проходить военную службы «по соображениям совести» и вместо этого два года проработал в госпитале. В это же время Дэвид открыл для себе Сергея Дягилева, легендарного театрального и художественного деятеля, открыто заявившего о своей гомосексуальности и принятого обществом. Его честность в отношении своей ориентации дала Хокни смелость раскрыть свою собственную.

В 22 года Хокни переехал в Лондон и поступил в Королевский художественный колледж. Он блестяще учился, и уже тогда его работы завоевывали призы и приобретались в частные коллекции. Дэвид экспериментировал с различными стилями и направлениями, в особенности с абстрактным экспрессионизмом.

Большое влияние на молодого художника оказали выставка Пабло Пикассо в галерее Тейт, которую он посетил восемь раз, знакомство с американским художником Роном Китаем и поэзия Уолта Уитмена. Стихотворениями последнего Хокни жадно зачитывался, они же вдохновили его на серию «любовных» картин. Работа «Два сцепившихся мальчишки» 1961 года стала первым отражением темы гомосексуализма в его искусстве. Написав на полотне отрывок из произведения Уитмена, Хокни заявил миру, что будет жить той жизнью, которой хочет: «Наслаждаемся силой, растягиваем локти, стискиваем пальцы. Вооруженные и бесстрашные, едим, пьем, спим, любим».

Отсылки к современной визуальной культуре, граффити-подобные каракули, кричащие цвета, характерные для Хокни в тот период, вызывали неодобрение преподавателей, но были приняты с энтузиазмом критиками и стали весомым вкладом в развитие британского поп-арта 60-х годов. 

На последнем году обучения Хокни принципиально отказался писать дипломную работу, мотивируя это тем, что художник должен оцениваться исключительно на основании его художественных успехов. В качестве протеста Дэвид нарисовал скетч под названием «Дипломная работа». Разразился большой скандал, но в итоге свой диплом Хокни всё-таки получил. После выпуска из колледжа Хокни ездил по Европе, посетил Рим, Флоренцию и Берлин. По возвращении в Лондон художник недолго преподавал в Мейдстонской школе искусств и перебрался в новую студию в районе Ноттинг-хилла. Постепенно Хокни углубился в тематику романтической близости и начал рисовать пары в домашних интерьерах и сцены в душе. 

Америка, 1963—2005

В 1961 году на вырученные с выставок деньги Хокни впервые отправился в Нью-Йорк. Соединенные штаты поразили впечатлительного юношу. Коммерческий успех работ натолкнул Дэвида на мысль о возможности окончательного переезда в Америку и в конце 1963 года художник покинул консервативную Англию на несколько десятилетий. 

«Тот факт, что в три часа ночи можно было посмотреть телевизор, выйти на улицу, где всё ещё были открыты бары, поразил меня»

Почти сразу у Хокни завязалась дружба с Энди Уорхолом и Генри Гельдзалером, куратором Метрополитен-музея. Несмотря на перспективы, которые мог предоставить огромный мегаполис и мировой центр современного искусства для молодого художника, задерживаться в Нью-Йорке Дэвид не стал. 

Дэвид Хокни, Лос-Анджелес, 1964
Дэвид Хокни, Лос-Анджелес, 1964
Дэвид Хокни, Лос-Анджелес, 1964
Дэвид Хокни, Лос-Анджелес, 1969

В образ солнечной Калифорнии Дэвид влюбился еще в детстве, когда отец водил его смотреть голливудские фильмы. Ни разу не побывав до этого на западном побережье Америки, Хокни переехал в Лос-Анджелес, где обрёл настоящую свободу. Не прошло и недели в новом незнакомом городе, как Хокни получил права, купил машину, отправился в Лас Вегас и даже выиграл там немного денег, арендовал студию и сразу же принялся рисовать. Визуальный словарь художественных стилей Хокни непрерывно менялся: это была комбинация из академического рисунка, фигуративной живописи и абстракции.

Тогда же художник впервые начал экспериментировать с фотографией, делая снимки на polaroid и используя эти работы в качестве набросков к будущим картинам. Хокни пробовал использовать акриловые краски, начал рисовать свои первые картины с изображением бассейнов и стилистически смелые южно-калифорнийские пейзажи. 

Бассейны привлекли внимание Хокни еще во время его первого перелета в Лос-Анджелес. Художника заинтересовало как они отражали свет, разбавляя однообразную гамму зеленовато-серых городских застроек ярким аквамариновым цветом. Они стали для Дэвида символом приобретенной свободы, и идеально подходящим мотивом для отражения иной жизни и темы гомосексуализма: однополые отношения находились под запретом в Великобритании, а бассейны были роскошью, недоступной подавляющему большинству людей.

Еще одной важной темой в творчестве художника стали портреты, выполненные в технике натурализма. Подготовка к таким работам занимали много времени и сил: Хокни рисовал многочисленные скетчи, зарисовки и использовал фотографии для большей точности, по десять раз мог перерисовывать лица и детали картин. Изображая фигуры почти в натуральную величину Дэвид хотел добиться эффекта почти реального присутствия персонажей рядом со зрителями. 

Фотографии Фреда и Марты Вайсман, 1968
Фотографии Фреда и Марты Вайсман, 1968
Американские коллекционеры, 1968
Американские коллекционеры, 1968

«Рассматривать людей бесконечно увлекательно. Я мог бы провести за этим занятием целую вечность»

В 80-е годы Хокни перебирается жить в район Голливудских холмов. Открывающиеся с них виды заставляют художника переосмыслить для себя калифорнийские пейзажи. Дэвид хотел изобразить ощущения спуска с высоты холмов на автомобиле, попытаться представить в красках свой ежедневный маршрут из дома в студию. 

дэвид хокни
Малхолланд Драйв: дорога к студии, 1980

«Когда вы живете здесь, ваше представление о Лос-Анджелесе меняется. Эти волнистые линии-дороги входят в вашу жизнь, и они вошли в мои картины»

 Возвращение в Англию, 2005—2013

Все эти годы художника не покидала идея изобразить на холсте природу туманного Йоркшира, написав серию английских пейзажей. Как говорил сам Хокни, решающим событием, которое подтолкнуло его к возвращению на родину, стала смерть любимой таксы. И в 2005 году в возрасте 68 лет Дэвид снова пересек океан и поселился на вилле покойной матери в Бридлингтоне, которая стала его студией на следующие восемь лет. 

 «Простая смена времен года становится чем-­то особенным для того, кто долго жил в Калифорнии»

Годы, проведенные в Америке повлияли на его восприятие родины и заставили посмотреть на Англию другими глазами. В работах этого периода британская сдержанная природа предстает в ярком цвете, напоминая живопись  Ван Гога и примитивистов. Сам Хокни не отрицал влияние великого голландца, который для художника был и до сих пор является источником вдохновения.

Хокни превратил ухоженные тусклые поля и леса Восточного Йоркшира в живые, залитые солнцем, контрастные пространства, наполненные ярко-зеленым, розовым, оранжевым и фиолетовым цветами. Дэвиду хотелось, чтобы зритель мог «войти в пейзаж, ощутить себя внутри» картины. Поэтому размер некоторых работ достигает более трех метров в высоту и десяти в длину, а составлены они из десятков холстов. 

Лес Уолдгейт, ноябрь 2006
Лес Уолдгейт, ноябрь 2006
Тоннель приближающейся зимы, 2006

В 2012 году в Лондонской королевской академии художеств прошла грандиозная по своим масштабам персональная выставка «Дэвид Хокни: крупным планом», на которой были представлены более 150 пейзажей художника. 

В Британии, помимо искусства, Хокни активно стал интересоваться общественными и политические вопросами. Излишнее, по его мнению, давление государства на личность и ограничение свободы он воспринял крайне негативно. Правительство Дэвид публично называл «кучкой мещан», считая, что старый премьер-министр «хотя бы играл на фортепиано». Художник участвовал в демонстрациях в поддержку псовой охоты, выступал против запрета на курение в пабах. Он осудил войну в Ираке, разочаровался в лейбористах, скептически высказался насчет объединенной Европы и обязательного пристегивания автомобильным ремнем. 

Снова Лос-Анджелес, 2013 — настоящее время

После восьми лет работы в Йоркшире 76-летний художник вернулся в Калифорнию и сразу взялся за еще один масштабный проект — серию портретов друзей, коллег, соседей, и знакомых, работа над которой заняла два с половиной года. Этот проект можно рассматривать как своеобразная ретроспектива жизни самого художника: альбом самых близких людей, которые встретились на его жизненном пути.

Выставка под названием «Дэвид Хокни: 82 портрета и один натюрморт» с успехом прошла в Королевской академии художеств в 2016 году. Причина, по которой среди портретов оказался натюрморт — прозаична. Один из кандидатов в последнюю минуту отказался, а Хокни уже был в студии в полной решимости писать картину и не придумал ничего лучше, как сделать натюрморт.

Свой 80-летний юбилей в 2017 году Дэвид Хокни отпраздновал крупной выставкой, прошедшей совместно с Метрополитен-музеем, Центром Помпиду и Галерей Тейт. Не обошлось без экспериментов: специально для выставки Хокни написал серию картин шестиугольной формы с обрезанными нижними углами холста. Тем самым художник хотел добиться ощущения расширения пространства и усилить эффект перспективы. 

И сегодня, почти полностью потеряв слух и пережив инсульт, Дэвид Хокни остается всё таким-же неугомонным и восторженным экспериментатором как и в начале своего творческого пути. Он до сих пор может простоять у холста за работой семь часов подряд, заявляя, что «художники не выходят на пенсию».

«Пикассо однажды сказал, что, когда он рисует, то снова ощущает себя 30-летним. Когда я работаю, то могу проводить на ногах по шесть часов подряд. Когда я рисую, я чувствую себя Пикассо. Я чувствую, что мне 30»

Театр

Дэвид Хокни в общей сложности придумал декорации для восьми постановок. При этом он не переставал говорить, что не интересуется ни театром как таковым, ни театральным дизайном. Первой пьесой, которую оформил художник, стала «Король Убю», поставленная в 1966 году в «Ройал-Корте» — небольшом театре лондонского Вест-энда. Дэвид просто не смог устоять перед абсурдным, бросающим вызов нормам и условностям произведением драматурга Альфреда Жарри. 

Через девять лет Хокни предложили разработать декорации и костюмы для оперы Стравинского «Похождение повесы», основанной на произведениях английского художника 18 века Уильяма Хогарта. Дэвид, находившийся под впечатлением от оперы русского композитора, тут же согласился, загоревшись идеей осовременить культовые гравюры Хогарта. Приём штриховки декораций создавал иллюзию «гравировки» в трех измерениях. Результат оказался настолько неожиданным, что Хокни немедленно пригласили оформить оперную постановку Моцарта «Волшебная флейта», для которой он нарисовал 35 фонов, вдохновленных поездкой в Египет.

Позже Хокни сделает декорации для нескольких постановок в нью-йоркской Метрополитен-Опере,  вагнеровской «Тристана и Изольды» и «Турандота» Пуччини в оперных театрах Калифорнии и «Женщины без тени» Штрауса для лондонского Ковент-Гардена.  

Фотография и фотоколлажи

C момента переезда в Америку Дэвид много и часто фотографировал друзей и повседневность, которую находил невероятно интересной, делал материалы для своих картин и собирал их в альбомы. В 1976 году его работы привлекли к себе внимание, и в нью-йоркской галерее Sonnabend состоялась первая выставка фотографий Хокни под названием «Двадцать фотографических изображений». 

Долгое время Дэвид не воспринимал фотографию как искусство. Все поменялось, когда Хокни решил обратиться к кубизму и технике фотоколлажа. Сначала с помощью Polaroid, а затем Pentax и 35мм пленки Хокни делал многочисленные снимки одного и того же объекта и составлял из них коллажи. Это были композиционно сложные и продуманные до мелочей произведения — рассуждение Хокни о том, как устроено человеческое восприятие реальности.

« Я осознал, что фотография не является ни искусством, ни техникой, ни ремеслом, ни увлечением. Это инструмент. Невероятный инструмент для рисования. Как будто я, как и большинство обычных фотографов, был приверженцем какой-то давно укоренившейся культуры, в которой карандашами ставили только точки. А теперь вместе с осознанием того, что карандашом можно рисовать линии, пришло очевидное чувство освобождения» 

Новые пути в искусстве

Технологиями и прогрессом Хокни живо интересовался всегда: в середине 80-х он купил одну из самых первых цветных фотокопировальных машин и факс, которые он использовал для создания рисунков. А компания Canon сама выслала ему экспериментальные образцы цветных картриджей для фотопечати, лишь для того, чтобы посмотреть, что Дэвид будет с ними делать.

В 2008 году Хокни открыл для себя Iphone, через год Ipad и совершенно был очарован приложениями для создания рисунков. Дэвид до сих пор удивляется, что телефон смог возродить интерес к живописи. В 2011 году в музее современного искусства Копенгагена прошла выставка, на которой были представлены исключительно цифровые работы художника. 

Весна, рисунок на Ipad, 2011
Приход весны в Уолдгейт, рисунок на Ipad, 2011
Весна, рисунок на Ipad, 2011
Весна, рисунок на Ipad, 2011

«Я люблю рисовать букеты на iPhone, а потом рассылать их друзьям, чтобы у них были свежие цветы, которые никогда не вянут»

Как и многие, Хокни считает, что технологии быстро и необратимо изменят мир медиа. Но рисунки, как и песни, уверен художник, всегда будут с нами: изменятся только пути их создания и воспроизведения. 

«Пикассо сошел бы с ума от современных технологий. Так же как и Ван Гог. На самом деле, я не знаю художника, который бы не сошел»

Личность и личная жизнь

Нонконформист и заядлый курильщик c всегда растрепанными волосами цвета жжёной соломы, в одежде самых ярких расцветок и в круглых очках — Хокни был «хипстером» еще до того, как это стало трендом. Несмотря на распространенное мнение о разгульной жизни Дэвида, вечеринкам он всегда предпочитал работу. Дэвид всегда очень рано просыпался, чтобы не упустить особый солнечный свет и призывал всех жить в моменте. 

«Если вы одержимы целью прожить как можно дольше, то этим вы отрицаете саму жизнь.
Ведь цель жизни — жизнь»

Являясь открытым гомосексуалом, Хокни в глазах общественности был своего рода пионером — художником слишком честным, чтобы не изображать на холсте всю правду о своей жизни во времена, когда однополые отношения были под запретом.  

«Я всегда знал, что я гей, и я всегда осознавал, что я в меньшинстве»

дэвид хокни
Дэвид Хокни и Питер Шлезингер, 1970-е
дэвид хокни
Дэвид Хокни и Питер Шлезингер, 1980-е

В Америке музой Хокни стал его друг, а впоследствии любовник Питер Шлезингер. С ним он познакомился в 1966 году, когда преподавал в Калифорнийском Университете. Питеру тогда было девятнадцать, а Дэвиду почти тридцать.  Для художника он стал живым воплощением «калифорнийской мечты». Отношения были недолгими и в 1971 году Хокни и Шлезингер расстались, не в последнюю очередь из-за большой разницы в возрасте. Питер был героем многих интимных рисунков Дэвида, но самыми знаменитыми стали его работы «Питер вылезает из бассейна Ника» и самая дорогая картина Хокни — «Портрет художника (бассейн с двумя фигурами)». Последнюю он нарисовал сразу после тяжелого разрыва. 

В разные годы Дэвиду Хокни приписывали немногочисленные романтические отношения, но ни одни из них не были продолжительными. На вопрос, хотел ли Дэвид когда-нибудь вступить в брак и завести детей, художник отвечал отрицательно. Подобные формальности он считал попытками «стать как все» — а именно этого Хокни отчаянно избегал всю жизнь. 

Правила жизни Дэвида Хокни

Нужно уметь смотреть и видеть мир вокруг себя

Я всегда любил наблюдать. Когда мне было восемь лет и мне уже позволяли ездить на автобусе одному, я всегда сразу бежал на второй этаж и садился на переднее сиденье, с которого было видно лучше всего.

В век технологий не стоит доверять фотографии. Живопись — это наиболее достоверная форма правды

Для произведения искусства вам нужны руки, глаза и сердце. Многие люди предпочитают снимать на камеру памятные моменты. Но камера превратит их в перформанс. Еще Феллини говорил, что все происходящее перед камерой — это представление.

Нельзя быть жадными до денег, нужно быть жадными до жизни

Я могу испытывать восторг, просто наблюдая как капли дождя ударяют по луже. Сейчас я признаю, что мало кто найдет это зрелище таким же захватывающим. Но я найду. И я хочу, чтобы моя жизнь была волнующей и богатой. Я делаю все возможное, что она такой и была.

Границы существуют только у нас в голове

Пока вы можете представить, что вы способны на что-то, если вы верите в это на все сто процентов, то для вас действительно нет ничего невозможного. 

В ожидании вдохновения живут только лентяи!

Когда я оглядываюсь назад, я понимаю, что я работал всегда, всю свою жизнь, каждый день.

Кто угодно может научиться рисовать

Никто не сможет стать новым Пикассо или Матиссом. Но любой человек способен неплохо рисовать. Обучение живописи — это обучение искусству видеть. Но большинство людей даже не пытается предпринять усилия, чтобы научиться. 

Не пытайтесь понять природу искусства

В конце концов, никто не знает, как создается искусство. Это необъяснимо. 

Защищайте свою личную свободу и боритесь с глупыми запретами

Курение успокаивает. Табак — это самый великий подарок, который сделала Америка этому миру. Политики не должны за нас решать, какие вещи в этой жизни приносят удовольствие. Противники сигарет должны смириться с тем фактом, что я все еще жив и полон энергии. Мои коллеги, Пикассо, Монэ, Ренуар, все курили и при этом дожили до старых лет. А мои друзья умерли от алкоголя. 

Будьте спонтанными!

С возрастом становится все труднее оставаться непредсказуемым человеком. Но надо работать над этим.

Смейтесь. Смех прочищает лёгкие!

Мне кажется, что сегодня людям не хватает чувства юмора. А в мире есть над чем посмеяться. 


Интересные факты


Полезные ссылки

Официальный сайт Дэвида Хокни

Документальный фильм о художнике «Искусство видеть» производства BBC

Интервью Дэвида Хокни с арт-критиком Мартином Гейфордом, газета «Гардиан», 2016 год

Другие работы Дэвида Хокни


Следите за нами в социальных сетях, чтобы не пропускать новые материалы: Вконтакте, Facebook, Telegram — @loskomag, Instagram. А еще, если вы цените свой и чужой труд, то всегда можете поддержать нас финансово на Patreon.

Автор публикации

Александра Галанина