Telegram
Искусство

Атрибуция произведений искусства: 10 самых громких разочарований и удач

04.12.2022
Просмотров: 0
Автор — Элина Багмет

Атрибуция произведений искусства — процесс тонкий и длительный. Иногда на то, чтобы верно установить авторство работы, уходят десятилетия, а случается, что картина долго пылится на чердаке, прежде чем ее признают легендарным подлинником. Бывает и наоборот: предмет гордости музея может оказаться второсортной копией или вовсе подделкой.

Радость и разочарование — две главные эмоции, которые испытывают специалисты при реатрибуции знаменитых полотен. Портрет, который приписывали кисти Эль Греко, оказывается работой его менее знаменитого современника. Картина неизвестного живописца — произведением Рубенса. Или полотно, которое купили за 45 фунтов, после реставрации и исследования продают с аукциона за 450,3 млн долларов. Losko выбрал 10 самых интересных и важных переатрибуций, которые изменили наше представление о художниках и их творчестве.

Дама в меховой накидке

Из истории картины «Дама в меховой накидке» получился бы отличный роман: полотно, написанное во второй половине XVI века, спустя два с половиной столетия оказалось в Лувре, а затем его приобрел шотландский баронет сэр Уильям Стерлинг Максвелл, увезший произведение на свою родину.

Когда в 1967 году внучка Уильяма подарила семейный дом городу Глазго вместе с находившейся там коллекцией испанских картин, о «Даме в меховой накидке» узнал весь мир. В дальнейшем полотно приписывалось Эль Греко, что время от времени оспаривали искусствоведы, но без весомых обоснований.

В 2014 году «Дама в меховой накидке» отправилась в музей Прадо на выставку, приуроченную к 400-летию со дня смерти Эль Греко, а затем осталась там еще на четыре года. В течение этого времени эксперты из Мадрида и Глазго изучали произведение, используя как технические средства, так и собственные знания о живописных тонкостях прошлого.

Результаты исследования были объявлены в 2018 году и потрясли знатоков: создателем картины оказался не Эль Греко, а придворный живописец Филиппа II Алонсо Санчес Коэльо. В свое время этот художник писал парадные портреты знати и был популярен, но после смерти оказался забыт.

Сегодня остается загадкой, кем была героиня портрета: вероятнее всего, живописцу позировала одна из дочерей Филиппа II, но споры вокруг этой темы не прекращаются. Возможно, в будущем нас ждут новые интересные открытия относительно личности «Дамы в меховой накидке».

Спаситель Мира (Сальватор Мунди)

Атрибуция произведений Леонардо Да Винчи — дело сложное и, чаще всего, спорное. Время от времени в арт-мире разворачиваются дискуссии о том, что та или иная картина была создана не гением Ренессанса, а его учениками. Случается и обратное: многим музеям и коллекционерам хочется доказать, что в их собраниях находятся полотна мэтра.

Самой загадочной и неоднозначной картиной Да Винчи, появившейся на арт-рынке в XXI веке, является «Спаситель Мира» (другое название «Сальватор Мунди»). Считается, что это произведение было написано художником для французского королевского дома, и передавалось от одного поколения правителей к другому. Правда, уже в 1763 году упоминания иконы исчезают из известных нам документов, и дальнейшую ее историю мы можем проследить только с начала XX века.

В 1958 году «Спаситель» был продан на аукционе Sotheby’s за 45 фунтов как копия утраченного полотна Леонардо. В 2005 году произведение приобрел специалист по работам старых мастеров Роберт Саймон, чтобы исследовать и реставрировать его с командой профессионалов. И здесь обнаружилось удивительное: очистив картину от следов времени и позднейших слоев краски, специалисты выяснили, что она принадлежала кисти Да Винчи.

Проделав небольшой путь из рук в руки ценителей, в 2017 году «Сальватор Мунди» оказался на аукционе Christie’s со стартовой ценой в 100 млн долларов. Неплохо для полотна, которое еще 60 лет назад стоило 45 фунтов! В итоге, картину выкупили за 450,3 млн долларов, что сделало ее самым дорогим произведением в мире. А после этого она просто исчезла из поля зрения публики.

По различным сведениям, сейчас «Спаситель мира» принадлежит то ли одному из членов правящей семьи Абу-Даби (ОАЭ), то ли Лувру Абу-Даби, но в музее полотно не выставляется. В 2019 году, когда все галереи мира отмечали 500-летие со дня смерти Да Винчи, произведение также не появилось ни на одной выставке.

Сегодня искусствоведы все чаще сомневаются в атрибуции «Сальватор Мунди» и выдвигают предположения о том, что картину написал кто-то из учеников Леонардо или, по крайней мере, сам гений в соавторстве с художниками из его мастерской. Доскональное исследование можно будет провести только тогда, когда полотно вновь станет доступным для ученых.

Муж скорбей

Произведения Сандро Боттичелли — большая редкость на арт-рынке, поэтому каждое вновь открытое полотно художника вызывает огромный ажиотаж и активные дискуссии. Только за последние несколько лет эксперты признали в старинном «Портрете юноши» и эскизе «Мадонна с гранатом» работы мастера. А в январе 2022 года на торгах Sotheby’s появится еще одна картина живописца — «Муж скорбей».

Судьба полотна, созданного около 1500 года, известна нам с середины XIX века: в то время оно находилось в коллекции английской оперной певицы Аделаиды Кимбл Сарторис и считалось произведением, выполненным учениками или последователями Боттичелли. В 1963 году правнучка Аделаиды продала «Мужа скорбей» за 10 тысяч фунтов, а в 2009 году картина появилась на выставке работ художника во Франкфурте-на-Майне — там у специалистов и закрались сомнения в верности ее атрибуции.

После выставки осмотр произведения проводил эксперт Лоуренс Кантер — он первый заявил о том, что «Муж скорбей» является произведением великого мастера. Сегодня некоторые ученые все еще сомневаются в том, что полотно принадлежит кисти Боттичелли, но аукционный дом Sotheby’s называет его «определяющим шедевром позднего периода творчества художника».

Если Кантер и специалисты Sotheby’s правы, то «Муж скорбей» является редчайшим произведением последних лет Боттичелли. В связи с переатрибуцией предварительная оценка полотна «Муж скорбей» составляет более 40 миллионов долларов — и у него есть все шансы побить ценовые рекорды, установленные другими работами живописца.

Падение Икара

Полотна, приписываемые Питеру Брейгелю-старшему, периодически оказываются в центре внимания: из-за того, что нам известно всего около 40 произведений мастера, каждая вновь открытая картина становится сенсацией.

Так, в 2010 году музей Прадо выкупил у частных владельцев работу «Вино на празднике Святого Мартина» и установил, что она принадлежит кисти Брейгеля. До того как стать жемчужиной мадридской коллекции, произведение множество лет пылилось в темном коридоре у предыдущих обладателей.

Однако случаются и менее радостные атрибуции: например, два экземпляра «Пейзажа с падением Икара», экспонирующиеся в брюссельских музеях, в 1996 году прошли техническую экспертизу и оказались поздними копиями с картины мастера.

До исследования полотен техническими средствами они считались одними из самых блестящих произведений Брейгеля, да еще и единственными вариациями художника на мифологический сюжет. К сожалению, проведя анализ, специалисты выяснили, что под слоем краски находится неуклюжий эскиз, который не мог принадлежать ни самому живописцу, ни его старшему сыну-тезке.

Теперь мы знаем, что оба «Пейзажа с падением Икара» были созданы во второй половине XVI века и, возможно, были скопированы с ныне утерянной картины Брейгеля.

Триумф селена

Обидно, когда картины, считавшиеся оригиналами, оказываются копиями, но как радостно, когда полотно, значающиеся как копии, оказывается «утерянным» подлинником! Такое чудо произошло с «Триумфом селена» Никола Пуссена.

Это полотно художник написал по заказу кардинала де Ришелье в 1635-1636 годах. Оно вошло в серию из трех масштабных картин, украсивших замок кардинала в Пуату. Двумя другими стали «Триумф Пана» и «Триумф Вакха». В начале XX века произведение попало в коллекцию Лондонской национальной галереи, но вскоре ее работники стали сомневаться в подлинности работы. В 1940-х годах «Триумф силена» окончательно стали считать копией канувшего в лету подлинника Пуссена.

К счастью, технический прогресс не стоит на месте, и в 2021 году специалисты галереи смогли провести тщательный анализ картины, доказав: она принадлежит кисти великого живописца! Так, эксперты выяснили, что мастер вносил изменения в композицию в процессе работы, что подтверждает оригинальность произведения, а сравнение пигментов, использовавшихся в трех «Триумфах», показал, что все они содержат чрезвычайно похожие компоненты.

Три «Триумфа» сыграли важную роль в карьере Никола Пуссена: благодаря им художника вызвали из Италии во Францию, чтобы писать для короля Луи XIII. Это, в итоге, привело к тому, что мастера стали считать основателем французской школы живописи.

Теперь полотно «Триумф селена» является одним из бриллиантов собрания лондонской галереи и участвовал в выставке, посвященной танцу в творчестве Пуссена.

Портрет короля Филиппа IV

Некоторым картинам везет даже больше, чем «Триумфу селена» Пуссена: так, «Портрет короля Филиппа IV» искусствоведы реатрибутировали несколько раз, и в конце концов все же подтвердили авторство Веласкеса. А запутанная история этой работы началась еще в XIX веке, когда нью-йоркский коллекционер и меценат Бенджамин Олтмен выкупил портрет юного Филиппа у дилера Джозефа Дювина.

Дювин был известен в арт-мире своей деловой хваткой, но отнюдь не пиететом к произведениям: перед продажей картин он обращался к реставраторам, которые маскировали все повреждения холстов и приглушали их цвета. Так полотна приобретали более дорогой внешний вид, и на них можно было отлично разжиться.

К сожалению, некоторым работам уловки Дювина стоили верной атрибуции: в их числе оказался «Портрет короля Филиппа IV», попавший в 1913 году в нью-йоркский музей Метрополитен. В 1973 году музей проводил масштабную ревизию картин из своей коллекции, в процессе которой копиями или фальшивками признали около 45 произведений. В частности, эксперты решили, что портрет Филиппа IV создал ученик или подражатель Веласкеса — и полотно отправили в запасники.

Наверное, картина продолжила бы прозябать в безвестности, если бы главой отдела европейской живописи музея Метрополитен не стал Кит Кристиансен. Сначала по его инициативе реставраторы взялись за «Портрет мужчины», который был признан работой ученика Веласкеса в 1979 году, а затем перешли к «Портрету короля Филиппа IV».

Оба полотна значительно пострадали как от времени, так и от механического вмешательства, но благодаря кропотливому труду сотрудников музея, их удалось привести в хорошее состояние — и подтвердить, что автором произведений являлся Веласкес.

История портрета Филиппа IV важна не только потому, что кисти мастера принадлежит всего около 110 работ, и каждая из них — на вес золота, но еще и потому, что эта картина является самым ранним известным нам официальным изображением короля. Возможно, именно это полотно произвело на Филиппа такое впечатление, что все 40 лет его дальнейшего правления портреты королевской семьи писал исключительно Веласкес.

Пирующая пара

В 1893 году Лувр приобрел картину «Пирующая пара», автором которой считался голландский живописец XVII века Франс Хальс. Это полотно должно было стать украшением парижской коллекции, но все пошло не по плану, когда специалисты музея выяснили: под сфабрикованной подписью Хальса на холсте скрыта монограмма JL.

Инициалы принадлежали художнице Юдит Лейстер (Judith Leyster) — современнице и возможной ученице голландского жанриста. Она была профессионалом и имела успех у современников, но забыта после смерти.

Инцидент породил череду судебных тяжб между бывшими владельцами и продавцами произведения, а также стал толчком к переатрибуции множества других работ, ранее приписывавшихся Франсу Хальсу или мужу Юдит — Яну Минсе Моленэру.

Обрадовался ли кто-то тому, что искусствоведы «открыли» нового мастера, способного сравниться с Хальсом? Скорее наоборот: обладатели картин Лейстер были опечалены, ведь теперь принадлежащие им полотна стали считаться менее ценными.

К счастью, в XX веке, благодаря нараставшему интересу к женскому искусству, произведения Юдит стали цениться гораздо выше, чем раньше. Сегодня нам известно около 35 картин художницы, находящихся в государственных и частных коллекциях по всему миру. Самое дорогое полотно женщины-живописца обошлось ее владельцу в 2,31 миллиона долларов, но вполне вероятно, что это не предел, и нам предстоит узнать еще о многих, до сих пор неверно атрибутируемых работах Лейстер.

Давид и Голиаф

Юдит Лейстер — далеко не единственная художница, чьи картины на протяжении столетий приписывались мастерам-мужчинам, и чье имя только недавно стало известно широкой публике. Так произошло со многими ее коллегами, в том числе, с живописцем эпохи барокко Артемизией Джентилески.

атрибуция

Череда переатрибуций полотен «в пользу» Джентилески началась в середине XX века. Художница, как и остальные последователи Караваджо, умело использовала в своих работах светотень, но у ее творчества были и другие отличительные черты. Так, мастер нередко изображала сильных героинь, прибегая к жестоким мифологическим и библейским сюжетам.

О том, что произведение «Давид и Голиаф» принадлежит кисти Артемизии, а не ее современника Джованни Франческо Герриери, специалисты заговорили еще в 1990-х годах. В 2018-м картина появилась на аукционе Hampel Fine Art под авторством художницы, но его материальных или технических подтверждений еще не было.

Окончательно отстоять атрибуцию удалось в 2020 году, когда полотно реставрировали в Лондонской национальной галерее. Эксперты тщательно исследовали картину и, помимо других доказательств, обнаружили на лезвии меча Давида едва заметную подпись «Артемизия». Таким образом, полотно смогло занять почетное место на выставке, посвященной творчеству художницы, а ее каталог-резоне обогатился замечательной работой.

Портрет Шарлотты дю Валь д’Онь

Последняя, но не менее важная работа женщины-художницы в нашем списке — «Портрет Шарлотты дю Валь д’Онь». Она попала в нью-йоркский Метрополитен-музей в 1917 году как работа самого выдающегося представителя французского неоклассицизма Жака Луи Давида.

Атрибуция

Картина сразу же стала знаковой: в пресс-релизе музея ее называли «одним из шедевров мастера» и сравнивали с «Сикстинской мадонной» Рафаэля. Стоила эта работа немало — двести тысяч долларов. В пересчете на современную валюту — многие миллионы.

Все было бы замечательно, если бы не одно «но»: в 1947 году искусствовед Шарль Стерлинг обнаружил гравюру, изображающую Парижский салон 1801 года. На ней, среди прочих миниатюрных копий, он заметил тот самый давидовский портрет — и ужаснулся.

Здесь стоит сделать драматическую паузу и объяснить: в 1801 году Жак Луи Давид не участвовал в салоне. Об этом знают все искусствоведы, когда-либо соприкасавшиеся с его творчеством. Знал это, конечно, и Шарль Стерлинг. И сделал скоропалительный вывод: «Портрет Шарлотты дю Валь д’Онь» написала художница Констанс Шарпантье.

Здесь раздался гул мужских голосов: «Этим можно объяснить все слабости и огрехи полотна!» Да, можно. Только до реатрибуции этих «слабостей» и «огрехов» почему-то никто не замечал.

Но на этом путаница с авторством картины не закончилась: в 1996 году искусствовед Маргарет Оппенгеймер реатрибутировала ее как работу малоизвестной художницы Мари-Дениз Вильер (в девичестве — Лемуан). А в 2014 году искусствовед Энн Хигоннет выяснила, что «Портрет» был написан, когда Вильер и дю Валь д’Онь вместе посещали занятия в Лувре.

Стала ли эта работа менее ценной из-за ее реатрибуции? Решать вам. «Портрет Шарлотты дю Валь д’Онь» до сих пор находится в метрополитеновском зале с полотнами великих неоклассицистов, и музей не планирует продавать ее — а значит, мы еще не скоро узнаем, сколько стоит портрет авторства Мари-Дениз Вильер.

Портрет дамы

Бывает, что произведения долгое время находятся у владельцев, не подозревающих, что в их руках — подлинник известного художника. Так случилось с «Пейзажем с падением Икара» Питера Брейгеля, а также с еще одним героем нашей статьи — «Портретом дамы» Питера Пауля Рубенса.

атрибуция

Провенанс этой картины известен нам с 1890 года, когда она находилась в частном собрании, но после выставки в Королевской академии художеств в 1902 году ее авторство каким-то образом оказалось забытым. Портрет попал в руки другого владельца, и хранился в его семье более века, пока в 2017 году наследники коллекционера не решили продать произведение за 78 тысяч фунтов как работу неизвестного живописца круга Рубенса.

Новый обладатель «Портрета дамы» решил выяснить, сколько можно выручить за картину, и отдал ее специалистам Sotheby’s для экспертизы. Когда реставраторы очистили полотно от слоев грязи и старого лака, то ахнули — перед ними был великолепный оригинал фламандского гения! В итоге работа ушла с молотка за 4 миллиона долларов.

Интересно, что портреты кисти Рубенса нечасто появляются на художественном рынке. Хотя живописец сделал большой вклад в освобождение этого жанра от схематической формальности, присущей ему в XVI веке, а также обладал врожденным талантом раскрывать в изображении характер натурщика, он всегда предпочитал портретам создание масштабных исторических полотен.


Читайте также нашу статью про самые известные картины в истории мирового искусства.

Следите за нами в социальных сетях, чтобы не пропускать новые материалы: Вконтакте и Telegram — @loskomagazine. Если вы цените свой и чужой труд, то всегда можете поддержать нас финансово на Boosty.

Элина Багмет
Автор статьи
Читать все посты All posts

Вам понравится