ГЭС-2, «Художественный» и особняк Истоминых: фотофиксация исторических объектов Москвы

Почему электростанция называлась «трамвайной», зачем Шехтель перестраивал кинотеатр и как архивные фотографии помогли найти зимний сад Истоминых?

Собрали несколько московских объектов, где на разных этапах велся или до сих пор ведется этот процесс документирования и попросили архитектурного фотографа Глеба Леонова рассказать о том, зачем собирать свой архив и сколько времени нужно, чтобы сделать удачный кадр.

Дом культуры «ГЭС-2»

ГЭС-2
Городская центральная электрическая станция, 1913 год

История здания

ГЭС-2 — бывшая электростанция, построенная в 1907 году на Болотной набережной в центре Москвы. Неорусский стиль выбрал архитектор станции Василий Башкиров, а среди инженеров в том числе значится Владимир Шухов. Первые 10 лет она называлась «Трамвайной», потому что питала трамвайную линию, пришедшую на смену конно-железной городской дороге. После подключения к общей сети ГЭС-2 снабжала в том числе Кремль, а один из котлов был перепрофилирован, чтобы подавать пар в прачечную Дома на набережной. В 2005 году станция была закрыта, а еще через 4 года здание приобрело статус объекта культурного наследия.

Архитекторы и современная концепция

ГЭС-2 станет новым культурным пространством. В 2015 году фонд V–A–C купил здание и прилегающую территорию, а проектом реконструкции занялось бюро Renzo Piano Building Workshop. Внутри разместятся галереи, учебный центр, библиотека, столовая, кафе, ресторан, корпус для художественных резиденций «Своды» и актовый зал-трансформер и одновременно кинозал на 360 посадочных мест со стеклянной стеной и видом на березовую рощу.

ГЭС-2

Зачем фотофиксация

«Когда у тебя такая большая штука, ты не всегда владеешь полной картиной, как это потом будет жить, что понадобится, а что нет, потому что проект всех переживет. Что там будет через 100 лет, мы не знаем. Правильно делать побольше всего всякого, как мне кажется», — рассказывает фотограф Глеб Леонов.

Интересные факты:

Кинотеатр «Художественный»

Кинотеатр «Художественный», 1948
Кинотеатр «Художественный», 1948

История здания

«Художественный», открывшийся в 1909 году, является одним из старейших кинотеатров Москвы и даже мира. Здание было спроектировано архитектором Николаем Благовещенским и позднее, в 1912, перестроено Федором Шехтелем. Здесь смотрели кино Лев Толстой, Сергей Есенин и другие легендарные деятели культуры и искусства. В 1926 году в «Художественном» состоялась премьера фильма Сергея Эйзенштейна «Броненосец Потемкин», а в 30-е годы показали «Путевку в жизнь» и «Груню Корнакову» — первые советские звуковые и цветные фильмы. Текущая реставрация началась осенью 2019 года и завершилась в декабре 2020-го.

Архитекторы и современная концепция

Обновленный «Художественный» будет работать как премьерный и фестивальный центр с кураторским подходом к программе. Архитектурной концепцией занималось немецкое бюро merz merz, имеющее большой опыт работы с историческими зданиями (Берлинская государственная опера и Старая национальная галерея в Берлине). За интерьеры отвечало испанское бюро Lazaro Rosa-Violan, регулярно входящее в рейтинги лучших европейских дизайнеров. Внешний вид главного фасада был воссоздан по оригинальным чертежам Федора Шехтеля. Были раскрыты заложенные оконные проемы и восстановлен исторический декор: надписи «Входъ» и «Выходъ» над парадными дверями, вывеска «Художественный электро-театр», барельефы «Гелиос» и «Селена», мужской и женский маскароны. По эскизам архитектора также воссоздали исторические фонари, освещающие главный вход в здание.

Кинотеатр «Художественный» Кинотеатр «Художественный»

Зачем фотофиксация

Так как Художественный — это важный объект культурного наследия, памятник архитектуры, команда пригласила фотографа, чтобы фиксировать процесс. Большая часть строительства пришлась на период пандемии, а это значит, что фотографии были необходимы, чтобы отслеживать прогресс вместе с немецкими и испанскими коллегами.

Интересные факты:

Особняк Истоминых на Пречистенке 8

Особняк Истоминых
Особняк Истоминых

История здания

До революции дом принадлежал купцам Истоминым, которые владели одной из самых больших текстильных фабрик в Российской империи. Первые каменные палаты были построены в 1751 году, каждый владелец привносил что-то свое, а к 1883 сложился тот облик дома, каким мы видим его сейчас. Расселенный в 1997 году особняк переходил от владельца к владельцу, и только в 2014 году начался разговор о проекте реставрации. Здесь жили Протасовы, Архаровы и княгиня Волконская, гостила балерина Истомина, а в несохранившемся каретном сарае устраивали вечеринки Цветаева, Ожегов и Асеев. В 2018 году бюро Kleinewelt на основе историко-культурной экспертизы разработало проект по сохранению объекта культурного наследия, за реализацию которого взялась компания Insolver.

Архитекторы и современная концепция

Пречистенка, 8 — это уникальный проект реставрации и приспособления городской усадьбы. Признанный объектом культурного наследия, дом будет реконструирован по проекту Kleinewelt Architekten. Отделка интерьеров сохранилась в большей части здания и характеризуется свойственным эклектике стилистическим разнообразием убранства, выполненным в 1883 и 1898 годах. В апартаментах архитекторы сделали акцент на исторических элементах интерьера — будут сохранены оригинальные изразцовые печи, мраморные камины с медной топкой, латунные вентиляционные решетки, дореволюционный художественный паркет, двухстворчатые высокие двери, лепнина с растительными орнаментами в стиле барокко, мраморные подоконники и парадная лестница.

Особняк Истоминых

Зачем фотофиксация

На начальном этапе в особняке отсняли все детали, которые включены в предмет охраны, а также станут основой будущего интерьера в стиле mid-century. Эти элементы стали важной частью продукта. Вся маркетинговая стратегия богатого в плане культурного наследия проекта строилась на том, что действительно продается подлинник. В процессе создания бренда проекта, команда изучила архивные материалы и фотоматериалы в том числе, чтобы полнее прочувствовать объект — средств для этого не так много и фотографии одно из таких максимально доступных и понятных средств.

Интересные факты:


Фотофиксация и документация

Считается, что фотофиксация стройки решает исключительно задачу утилитарного характера. Снимки, например, превращаются в отчёт для инвестора, у которого не всегда есть возможность приехать на площадку, или доказывают, что реставрация действительно ведется и ведется по всем правилам. Но есть и другая задача: фотографы, которым удалось оказаться на строительной площадке, документируют масштабный процесс и делают это красиво. 

Впоследствии эти картинки скорее всего попадут в архивы и станут важным источником для будущих архитекторов, реставраторов, краеведов и кураторов.

Архитектурный фотограф Глеб Леонов о том, зачем собирать свой архив и сколько времени нужно, чтобы сделать удачный кадр:

Глеб Леонов: На стройках, где я снимаю, периодически кто-то ходит и что-то фотографирует на телефон — заместитель начальника стройки или управляющий чем-то. Обычно фотографии отсылают начальству, которое хочет быть в курсе последних событий, подрядчику, который физически находится далеко и не может проконтролировать процесс, инвестору или любому другому заинтересованному в отчетности лицу: «Смотрите, сегодня мы залили фундамент» или «Смотрите, мы сегодня выкопали столько-то ям». Фотофиксация по большей части чисто техническая штука, но не в моем случае. ГЭС я там снимаю уже несколько лет, начиная с демонтажа.

Еще такие снимки нужны пиару: проект длинный и контент нужен все время, нельзя ведь повесить в инстаграме пост на 4 года «Мы начали строить», а потом поменять его на «Мы построили». Хорошо, чтобы люди понимали, как идет процесс и что будет дальше. ГЭС — объект, значимый для Москвы, он на виду, идет много дискуссий по его поводу. Конечно, команда должна иметь материал, чтобы разговаривать через медиа с общественностью. Положили первый камень или остеклили все здание — всем нужно рассказывать в соцсетях. Пиару нужен инфоповод, и он его находят, а для инфоповодов нужны красивые фотографии.

Глеб Леонов: Может, они и не нужны в таком объеме, в котором я это делаю. Никто не будет использовать 100 фотографий общего вида с разницей в две недели, но одну из какой-то проект может взять. 1 января 2015 года это все выглядело вот так, а спустя какое-то время — вот так. Разница правда большая, я сам открыл фотографии 2014 года с места, где сейчас роща, есть вид — там чуть ли не сайдингом все обшито. Такие вещи хочется снимать, чтобы прикоснуться, чтобы был свой архив — это просто уже личное фотографа: «Вот, у меня есть первая съемка». Открывают какой-нибудь музей или павильон, а у тебя первая съемка. У кого-то так лежат снимки, как закладывали фундамент останкинской башни. Так же будет со всеми знаковыми стройками.

Часто смотрю на собственные, уже архивные фотографии и мне приятно: понимать, что я там был, что я там лазал, что я стоял у истоков. Истории с культурным наследием или исторической составляющей попадаются не так часто, но у таких съемок таких объектов больше шансов потом еще всплыть. У всех больших строек обязательно выходят книги, организуются выставки и закладываются музеи. Про БАМ, например, до сих пор выходят фильмы с архивными фотографиями.

Глеб Леонов: Любая документация предполагает определенную длительность и периодичность. Например, раз в неделю на протяжении года нужно что-то фиксировать. Понимание масштаба на съемках ГЭС пришло со временем. Кроме важных событий типа монтажа синих труб или высаживания березовой рощи я обычно не знаю, что происходит, и просто приезжаю, когда мне удобно — три-четыре раза в месяц, могу и больше. Я уже хорошо ориентируюсь, знаю, что было раньше за каждой стеной, как будто 3d-модель в голове.

Каждый раз, когда я приезжаю, я хочу сделать в первую очередь классные картинки, они в приоритете над неклассными, но иногда такое может и не случиться. Например, нужен определенный вид или ракурс, а там разгружаются грузовики, например, или еще что-то мешает — нужно подождать или поймать удачу в следующий раз.

На маленькой стройке художественной ценности может вообще не случиться, потому что фотограф приехал только один раз, он был голодным, ему не повезло с погодой, скорее хотелось домой — тз выполнено, все резко, четко, нормально, ну и все. Если есть возможность посещать объект много раз, появляется какая-то свобода — можно застать разную погоду и время дня, невероятно красивый закат или рассвет. Ну так случилось. Залез в 10 раз на ту же самую точку залез, чтобы, допустим, снять общий вид, а оттуда какое-то невероятное небо, сумасшедший свет; еще я поел дома, в туалет не хочу, ничего меня не беспокоит, времени миллион и несмотря на то, что съемка рассчитана на час, я могу там три часа ходить, снимать, потому что мне самому нравится.

На самом деле архивные съемки нужны, другой вопрос — как часто. Я езжу три раза в месяц, кто-то может сказать, что это очень часто, а может быть и нет — вдруг я пропущу что-нибудь, какой-то важный момент или именно в эту поездку я сделаю просто красивую фотографию, которая пойдет на постер с объявлением об открытии. Почему нет?


Следите за нами в социальных сетях, чтобы не пропускать новые материалы: TelegramInstagram. Если вы хотите поблагодарить Losko за проделанную работу, то можете пожертвовать деньги на Patreon и получить доступ к нашему закрытому каналу в Телеграм. Спасибо за вашу осознанность и что цените свой и чужой труд.