Миша Никатин: «Всем хочется быть художниками, которые зарабатывают только на картинах»

В Losko мы пишем про людей, которые нас вдохновляют. Зачастую это мастера XX века, с которыми мы, к сожалению, уже не сможем поговорить. Нам было интересно, как мыслят и видят свое искусство наши современники. Так мы познакомились с художником Мишей Никатиным. Получился честный и открытый разговор о том, как стать великим, что является натюрмортом современного художника и почему важно не бояться слушать свою интуицию. 

Я читала, что ты выбираешь картинки из Инстаграма или Pinterest и переносишь их на холст. Таким образом ты показываешь то, что мы видим каждый день и пытаешься это переосмыслить?

Миша: Да, я выбрал картинки из Инстаграма в качестве инструмента, но сейчас пошел дальше в этом направлении. Если я современный художник, то должен рисовать современность. Я подумал, что сегодня натюрмортом художника являются уже не корзины с фруктами, а экраны компьютеров и телефонов. Соответственно, современным натюрмортом может быть скриншот. Я пока работаю над этой концепцией, поэтому не готов рассказать о ней подробно.

Мне кажется, это довольно нестандартный подход. Сталкивался ли ты с критикой относительно того, что ты рисуешь «картинки из Инстаграма»? 

Миша: Пока такого не было, но в критике нет ничего страшного. То, что я делаю, может быть никому не интересно, и я принимаю это. Я рисую в первую очередь для себя, рассказывая про ситуацию или предмет, которые нахожу красивыми. 

Хочется понять, где проходит грань между тем, что действительно есть в сети и тем, что выбираешь ты. Ведь интернет это еще и порно, пафос, социальные проблемы, политика. Как ты определяешь ее для себя? 

Миша: Я показываю то, что мне интересно. Только этим, наверное, определяется грань. А остальное уже зависит от ощущений зрителя и его восприятия моих работ. 

Как ты вообще пришел к живописи?

Миша: Мне помогли родители, они спросили, чем я хочу заниматься — футболом или дизайном. Мы выбрали дизайн и я пытался поступить в Институт туризма и сервиса, кажется, он так раньше назывался. Я провалил экзамены, но мне предложили остаться и поработать год лаборантом. Этот год я готовился, а параллельно резал художникам салаты, носил бюсты и мольберты, красил помещения. Затем я поступил и изучал живопись, графику и промышленный дизайн.

Тебе нравилась учеба?

Миша: Да, но нам давали в основном XX век, традиционную живопись. А для меня было загадкой, что же такое современное искусство. Чтобы это понять, я поступил в Институт проблем современного искусства.  Мы занимались в мастерской Ильи Кабакова на Чистых прудах, где он сделал многие из своих знаменитых работ.

То есть это был курс для художников? Как был построен учебный процесс?

Миша: Нет, курс был скорее для кураторов. Нам рассказывали про смысловые конструкции, это было интересно, но сложно, не все доучились до конца.  Я после этого года два не рисовал. Но у нас на потоке были Саша Журавлев, Протей Темен, Аслан Гайсумов, Алина Глазун, Павел Киселев. Сейчас эти ребята состоявшиеся современные художники.

Что побудило снова начать писать?

Миша: Мои друзья сделали фотостудию на Электрозаводе, и я решил снять там угол. Я понял, что могу просто рисовать, не объясняя, что это и зачем. На самом деле, художник никому ничего не должен. Каждый зритель видит в картине что-то свое, в зависимости от бэкграунда и насмотренности. Кто-то увидит просто красный стул, кто-то уже оценит технику и поймет, почему именно этот стул. Я перестал даже подписывать посты в Инстаграме, не вижу в этом смысла. Картинка должна говорить сама за себя.

Как ты понимаешь, что проект готов и его можно представить в галерее?

Миша:  Для меня проекты — это прежде всего способ рассказать о том, что меня волнует, возможность донести свои мысли зрителю. Поэтому важно детально продумать концепт и то, как он будет реализован, как будет освещаться. Он должен быть как крепость — защищен со всех сторон.

Но для тебя важно, чтобы он был коммерчески успешным?

Миша: Я бы хотел, чтобы какая-то часть продакшена была закрыта: холсты, монтаж, транспортировка, аренда студии. Для этого нужно найти галерею, которая согласится сотрудничать на таких условиях. Кроме того, нужно работать над продвижением проекта, но это сложно, нужно много контактов, а я почти не общаюсь с современными художниками Москвы. Галереи в этом смысле дают хороший охват и маркетинг.

Правильно я понимаю, ты считаешь, что нельзя быть современным художником, не находясь в соответствующей тусовке?  

Миша: Да, мне кажется, что именно так всё и работает. Одного таланта мало, нужны связи или везение. У меня есть внутреннее ощущение, что я еще не вступил в эту реку, я пока смотрю. Но все же я чувствую, что готов двигаться именно в сторону больших проектов, сотрудничества с галереями.

Ты задаешься вопросом, кто покупает картину? Будет ли она висеть в общественном пространстве, где ее увидит много людей, или у кого-то дома на кухне?

Миша: Доступное искусство — это классно, в этом есть современность. Стираются грани, потому что выросло поколение, которое хочет покупать не постеры из Икеи, а какие-то уникальные работы. Поэтому, почему нет? Когда художник начинает расти в цене, его начинают покупать люди с большим достатком, но никто не отменял тиражной графики, которая бюджетнее.

Как ты думаешь, какой путь сейчас должны проходить предметы современного искусства? Должны ли они выставляться в музеях, или сразу переходить к коллекционерам? Или быть где-то в общественных пространствах, минуя галереи/музеи/частные коллекции?

Миша: Когда тебя выбирают такие глобальные институции, как музеи, это большое признание. Особенно, если ты попадаешь в регулярную программу. Но здесь важно понимать, о какой стране мы говорим. Когда ты приходишь в музей на выставку в России, возникает очень много вопросов относительно ее качества, и, соответственно, работы воспринимаются иначе. Хотя мне нравится, что делает Гараж. Они привозили Мураками, у него очень крутой подход к продакшену, подаче материалов. Работы можно было рассматривать со всех сторон, и они выглядели сильно.

Кстати, о Японии. Я видела у тебя работы, где есть иероглифы. Тебе нравится японская культура?

Миша:  Побывать в Японии — это что-то невероятное, как слетать на другую планету. Я был там и посмотрел на картинку растения на телефоне, когда iphone показал мне геолокацию. Я зафиксировал это и решил написать. Это продолжение моей идеи о переносе скриншотов на холст.

В интервью, где ты рассказываешь про студию на Электрозаводе, написано, что у тебя большая коллекция альбомов художников XX века и современников. Ты их коллекционируешь?

Миша: Если мне нравится какой-то художник, я стараюсь купить его альбом, особенно какие-то редкие издания. Так в Японии я нашел альбом 2011 года американского художника Йонаса Вуда. Это настоящий улов, такие альбомы я храню и пересматриваю.

А как ты относишься к творчеству самого дорого из ныне живущих художников — Девиду Хокни?

Миша: Он мне очень нравится. Сейчас он ушел в такой калифорнийский пейзаж, но в молодости пробовал разные стили и делал довольно сложные работы. У меня есть альбом, где он ведет диалоги о живописи с искусстоведом Мартином Гейфордом. Хокни в ней показан как умный и глубокий художник.

Готов ли ты к коллаборации с другими художниками или брендами?

Миша: Раньше я не мог предложить кому-то совместный проект, но сейчас во мне что-то выключилось, и я перестал бояться. Я написал Мело Cофояну, автору армянского бренда одежды Berq, предложил ему сделать серию черных оверсайз футболок с моими рисунками. Мы решили изобразить фруктовые цветущие деревья, которые вплетаются в логотип. Сейчас они уже в производстве.

Как ты считаешь, твои работы лучше воспринимаются серией или по отдельности? Я вижу в твоих работах общий концепт, они смотрятся как единая коллекция. 

Миша: Мне нравится показывать то, что я считаю красивым и визуально приятным: стулья, растения, портреты, пейзажи. Я не зацикливаюсь на чем-то одном. Для того, чтобы рассказать историю, как раз и нужна выставка. 

Я видела твои работы в онлайн-галерее SAMPLE. Они отличаются по стилю от того, что ты делаешь сейчас, в них меньше фактуры и объема. Это отдельная серия?

Миша: Это был эксперимент — я хотел сделать графику на картоне, достаточно наивную. Одна работа была продана на аукционе за 23 000 руб. Это неплохая цена.  Но сейчас я иду к тому, чтобы быть более цельным художником, и эти работы перестают мне нравиться. Хотя, возможно, я вернусь еще к такой графике.

Получается, ты самокритичен?

Миша: Возможно, я поставил себе слишком высокую планку, но я не могу ей не соответствовать. Можно сказать, что это мой внутренний ГОСТ, по которому я стараюсь работать. Я просто не могу уступить внутренним принципам, поэтому бываю очень самокритичен. У меня есть холсты, на которых было написано по четыре-пять работ. Я работаю колеровочными красками, которые можно купить в строительных магазинах. Такая краска быстро сохнет, ее можно легко перекрыть.

«Мне нравится термин про вневременное, я бы хотел, чтобы так воспринимались мои работы. Но для этого они должны быть хорошо сделаны технически, чтобы быть всегда актуальными»

Фото: Анисия Кузьмина

Как ты совмещаешь искусство и работу? Как распределяешь энергию?

Миша: Я работаю арт-директором, у меня много разных задач, но я не вижу в этом ничего сложного. Я люблю искусство и на студию у меня всегда есть энергия. Кроме того, никто за меня не станет великим художником. Чтобы сделать крутой проект и чего-то добиться, нужно много работать.

«Всем хочется быть художниками, которые зарабатывают только на картинах. Но это достаточно сложно, особенно в России»

Ты говорил, что раньше у тебя был внутренний барьер, а теперь его нет. Что именно заставило тебя перестать бояться?

Миша: Как бы смешно это ни звучало, но я принял себя, не вижу причин, чтобы что-то не сделать. Хочется быть сильным, но, думаю, внутри каждого сильного человека есть переживания и сомнения. Иногда приходит крутая мысль, а внутренние тараканы начинают задавать вопросы, появляются страхи, и этот импульс гасится. Хотя часто именно эти самые первые мысли и были верными.

Да, понимаю, это к тому же про доверие себе.

Миша: Да, я очень комфортно чувствую себя сам с собой. Нужно слушать свои ощущения. Я бы хотел, чтобы эти внутренние импульсы были еще сильнее. Пришла идея — ты веришь в нее и делаешь.

Благодарим за съемку Миши в студии Анисию Кузьмину. Фотографии картин — Иван Иванов

Миша рекомендует фильмы

Документальные:

Художественные:

Книги


Следите за нами в социальных сетях, чтобы не пропускать новые материалы: ВконтактеFacebook, Telegram — @loskomagInstagram. А еще, если вы цените свой и чужой труд, то всегда можете поддержать нас финансово на Patreon.

Автор публикации

Екатерина Епифанова