Фотограф Хельмут Ньютон: «Я ненавижу хороший вкус»

Хельмут Ньютон — всемирно известный фотограф XX века, который создал новое направление рекламной фотографии. Он любил роскошь, буржуазных женщин и красивые машины. Его снимки были смелыми, эротичными и провокационными и оказали большое влияние на модную индустрию. 

Из этой статьи вы узнаете: 

Хельмут Ньютон
Хельмут Ньютон

1920 — 1938. Детство и юность богатого еврейского мальчика в предвоенной Германии.

Хельмут Ньютон
Хельмут с родителями — Максом и Клэр Нойштадтер, 1924

Хельмут Нойштадтер родился 31 октября 1920 года в берлинском пригороде Шенеберг. Он вырос в состоятельной еврейской семье, которая владела фабрикой по производству пряжек и пуговиц. У семьи были водители, слуги, няни и горничные. Неудивительно, что Хельмут рос избалованным ребенком. Ему покупали все, что он захочет, но даже самые дорогие игрушки интересовали лишь его пару дней.

Юный Хельмут никогда не отличался ни здоровьем, ни успехами в учебе, но с раннего возраста пользовался популярностью у девушек и обожал фотографию. Его отец говорил: «Мой мальчик, ты окончишь свои дни в выгребной яме. Ты думаешь только о девках и фотографиях».

Свою первую камеру Agfa Tengor-Box Хельмут купил на карманные деньги в 1932 году, когда ему было 12 лет. Он сделал восемь снимков, из них семь вышли пустыми, а последнее изображение — смазанным. Тогда мальчик решил, что этот замечательный снимок — начало карьеры знаменитого фотографа.

Тем временем гонения на евреев становились все серьезнее. Вначале родителям Хельмута пришлось перевести его в американскую школу. В 1934 году во всех берлинских кафе появились вывески с надписью «Евреям и собакам вход воспрещен», в парках и на улицах поставили желтые скамейки. В это же время у Хельмута начался роман с чистокровной немкой. Когда об этом узнали его родители, то сильно поколотили мальчика.

После того как Нюрнбергские законы вступили в действие, отцу Хельмута больше не разрешалось управлять фабрикой. Деньги закончились, у семьи Нойштадтер больше не было надежд на нормальную жизнь.

Евреи старались получать навыки, которыми они смогут зарабатывать в эмиграции: профессора учились быть плотниками. Поскольку Хельмут давно интересовался фотографией, его мама, благодаря связям, устроила его учеником к известной женщине-фотографу еврейского происхождения Иве (настоящее имя — Эльза Симон). Чтобы стать фотографом, нужно было пройти официальное обучение: отслужить подмастерьем, а потом получить удостоверение. Через полгода Ива позвонила родителям Хельмута и сказала, что им больше не нужно платить за обучение – теперь она сама будет давать ему деньги как  поощрение за успехи.

Поскольку Ива была еврейкой, ее положение становилось все труднее. Она получала приглашения переехать в Нью-Йорк в 1935-м и 1936-м годах, но отказывалась. В 1938 ее отправили в концентрационный лагерь Освенцим, где она погибла.

После «Хрустальной ночи» 9 ноября 1938 года оставаться дальше в Германии стало невозможным. Отца Хельмута, Макса, отправили в концлагерь. Маме каким-то чудом удалось добыть для сына паспорт, позволявший покинуть Германию. Хельмут взял с собой только самое необходимое: одежду и фотоаппараты.

За два дня до отъезда домой вернулся отец. Хельмут был потрясен, когда увидел его. Отцу не нанесли телесных повреждений, но прежнего Макса Нойштадтера трудно было узнать. Родители взяли билеты на корабль до Южной Америки, а Хельмут отправился в Китай.

1938 — 1946. Жизнь в эмиграции.

Последними подарками мамы стали билет на корабль до Китая и бортовые деньги, которыми можно было пользоваться только на судне. Поскольку евреям было запрещено иметь при себе больше пяти долларов, эти деньги были для него последней возможностью почувствовать себя богачом: на корабле он развлекался, покупал выпивку и гулял напропалую.

Судно проходило мимо Сингапура, и некоторым иностранцам разрешали остаться там. Хельмуту повезло: комиссия выбрала его, поскольку он был молод, знал английский, имел при себе камеры и удостоверение фотографа.

Высадившись в Сингапуре, Хельмут получил работу в газете Straits Times. Спустя две недели он сильно напортачил с пленкой. Хельмута уволили без выходного пособия, и он остался без денег в чужой стране. Какое-то время ему помогал приятель, а позднее 19-летний Нойштадтер познакомился с Жозеттой Фабьен — богатой 34-летней вдовой. Их роман продлился два года, и все это время Жозетта обеспечивала юного любовника.

Хельмут Ньютон
В Чаньги (Сингапур), 1939

Тем временем японцы подступали все ближе к Сингапуру, поэтому Хельмута как иностранного гражданина выслали в Австралию. Мигрантов поселили в лагере, где Хельмуту приходилось чистить туалеты. Позднее его отправили собирать персики для консервного завода, а затем предложили пойти добровольцами в армию Австралии или вернуться обратно в лагерь. Конечно, Хельмут выбрал первый вариант.

Хельмут работает военным водителем
Хельмут работает военным водителем
Хельмут с другом в лагере для интернированных
Хельмут с другом в лагере для интернированных

Служба Хельмута продолжалась до окончания войны. Этот период жизни он вспоминает как «совершенно необременительное время»: достаточно было выполнять минимум работы вроде мытья полов и мелкой уборки, а остальное время он и друзья развлекались в городе. Позже Хельмут стал военным водителем, но его жизнь в армии оставалась такой же беззаботной. В 1946 году служба закончилась.

1946 — 1956. Мельбурн.

После окончания войны Хельмут снова мог заняться фотографией, но фамилия Нойштадтер казалась ему совсем не подходящей для знаменитого фотографа. Он выбрал себе новую фамилию Ньютон, получил австралийский паспорт и с тех пор представлялся исключительно как «Хельмут Ньютон».

В 1946 году Ньютон открыл маленькую фотостудию в Мельбурне, где познакомился со своей будущей женой Джун — молодой и подающей надежды актрисой. Он сразу поставил ее в перед фактом, что работа всегда будет на первом месте. К тому же в то время фотографов нельзя было назвать богатыми людьми, и Хельмут предупредил Джун о том, что он вряд ли сможет стать состоятельным.

Когда мама Джун узнала об их решении пожениться, ее первые слова были: «А на что вы собираетесь жить? Твой муж будет стоять на мосту и фотографировать прохожих. Что вы будете есть?» Но Джун непреклонно верила в то, что Хельмут будет знаменитым фотографом. 13 мая 1948 года они поженились в Мельбурне.

Хельмут Ньютон
Свадебная фотография, 13 мая 1948

Чтобы оплачивать комнату и еду, Хельмут делал портреты и свадебные фотографии, а Джун сидела в студии и продавала снимки. Их это ужасно раздражало: он ненавидел работать на свадьбах, а она — продавать. Дела шли из рук вон плохо. Позднее Хельмут занялся модными фотографиями, каталогами и рекламными съемкам, но и это не приносило хороших денег. Фотография не была прибыльным занятием в те времена.

В Австралии Ньютон стал узнаваемым, но его расстраивало отсутствие перспектив. Поэтому, когда 1957 году Хельмута пригласили работать в английское издание Vogue, он с радостью согласился.

1957 — 1961. Поиски своего места.

Хельмут был на седьмом небе от счастья: сбылась его мечта — он стал фотографом для Vogue. Но эйфорию быстро сменила рутинна. После переезда в Британию у Ньютонов денег все равно не хватало, а съемная квартира находилась в неблагополучном районе Лондона.

Ньютон ощущал себя простодушным пареньком из австралийского буша. Он не понимал британского образа жизни, но панически боялся показаться профессионально непригодным. Снимки получались однообразными и скучными. В отличие от Австралии, где у Хельмута не было конкурентов, в Британии он чувствовал себя деревенщиной, очень далеким от мэтров фотографии.

В Лондоне Ньютону было плохо. Дойдя до крайней точки, он закончил контракт с Vogue и переехал в Париж — город, который давно любил. После нескольких собеседований, он устроился работать в журнал Jardin Des Modes.

Атмосфера Парижа заворожила Хельмута: красивые, умные и раскованные женщины, маленькие кафешки и даже шум уличного транспорта — все приводило его в восторг. Жизнь была прекрасна, но зарабатывать достаточно денег все равно не удавалось.

В начале 1959 году Хельмут решил вернуться в Австралию, чтобы заработать. Поработав в австралийском Vogue, он понял, что там не сможет стать знаменитым. Обеспеченным — возможно, но мировая известность ему «не грозила». В 1961 году Хельмут и Джун вернулись в Париж.

Признание.

Хельмут Ньютон снова устроился работать в Vogue, но на этот раз французский, и теперь его карьера пошла в гору. Париж на тот момент был модной столицей мира, а 60-е — эпохой сексуальной революции: девушки носили короткие юбки, телесные бюстгальтеры и раздельные купальники. Кажется, Хельмут оказался в нужном месте в нужный час. В течение двадцати лет он делал свои лучшие снимки.

И хотя сейчас его фотографии вполне безобидны, в то время творчество Хельмута казалось непристойным. Он работал для журналов Vogue, Queen, Elle, Nova, Paris Match и других.

Хельмут Ньютон
С женой Джун на съемках

В конце 1971 года Хельмуту позвонил Алекс Либерман — редакционный директор глянцевой империи Conde Nast в США, и пригласил его снимать для американского Vogue в Нью-Йорке. Следующие семь лет Хельмут ездил по миру, снимая для французского и американского Vogue, а также коллекции в Милане и Риме. Это было безумное время: он много путешествовал, хорошо зарабатывал, но катастрофически мало спал. Так продолжалось до тех пор, пока из-за изматывающего режима у него не случился инсульт. После этого Хельмут продолжил работать, но в щадящем режиме.

В 2004 году, когда ему было 83, года Хельмут Ньютон умер, выезжая с парковки Лос-Анжелеса. Не справившись с управлением, он врезался в стену и погиб в больнице спустя час.

Фотографии и проекты

После сноса Берлинской стены Хельмута попросили съездить в Берлин и отснять для французского Vogue короткий фильм из фотографий. Хельмут решил рассказать историю о прекрасной русской шпионке.

В одном из снимков его модель — Бригитта Шиллинг — стоит на башне с видом на другую сторону Берлинской стены. К сожалению, Хельмут не заметил, что у подножия стоял крест с табличкой в честь первого человека, который пробовал бежать в Западный Берлин.

Когда эта фотография появилась на страницах журнала, разразился международный скандал: якобы в модном французском журнале потешаются над трагедией. И в качестве ответной меры немцы разорвали  контракты с французским Vogue.

К счастью, тогдашний редактор Vogue Эдмон Шарль Руа проявил великодушие и не стал винить Хельмута. Но его модели пришлось тяжело: она больше не могла получить работу, так как у немцев ее образ был связан с русской шпионкой. Двоих полицейских, позировавших на снимке, уволили со службы.

Хельмут Ньютон

Посмотрев фильм «Сладкая жизнь», Хельмут снял серию, посвященную папарацци. В 60-х это был  новый вид газетных фотографов. Хельмут попросил сотрудников итальянского журнала Linea Italiana организовать ему встречу с несколькими папарацци. Он хотел поближе познакомиться с этим жанром, чтобы сделать максимально реалистичные снимки.

Парням, которым предстояло играть этих назойливых фотографов, Хельмут сказал вести себя так же, как при встрече со знаменитостью: максимально агрессивно и безжалостно.

«Папарацци в Риме, 1970»
«Папарацци в Риме, 1970»

Весной 1975 Хельмут получил задание от престижного французского журнала Realite сделать фоторепортаж о роскошной гостинице на озере Комо «Вилла д’Эсте».

Хельмут сделал две серии: одну для журнала, а вторую — для личного архива. Позднее, когда вышла первая книга Хельмута Ньютона «Белые женщины», куда он включил кадры из второй серии, директор гостиницы объявил его персоной нон грата.

То же самое произошло после публикации его второй книги «Бессонные ночи». Хельмут опять сделал «официальные» и «личные» снимки в парижском отеле Raphael. Руководство гостиницы, в свою очередь, запретили Ньютону у них появляться.

Спустя долгое время от оба отеля простили Хельмута Ньютона.

Также Хельмута часто приглашали снимать знаменитостей. В его объективе побывали Маргарет Тетчер, президент Автории Курт Вальдхайм, Сальвадор Дали, Палома Пикассо, Моника Беллуччи, Катрин Денев, Энтони Хопкинс и другие.

Известные работы фотографа

Портреты знаменитостей

Снимай как Хельмут

1. Готовься заранее

«Не забывайте, что фотомодели, парикмахеры, стилисты и гримеры обходятся очень дорого. Когда я оказываюсь на съемках со всеми этими людьми, я не могу полагаться на Господа, который пошлет мне искру вдохновения»

Свои задумки для фотографий Хельмут держал в записной книжке, а с фотомоделями, стилистами и гримерами общался за несколько дней до встречи. Тщательно продумав кадр и подготовив команду, Ньютон проводил съемку быстро, а пленки уходило всего пара катушек.

2.  Фотографируй в первую очередь для себя

«Я никогда не старался угодить публике, иначе не стал бы заниматься фотографией. Прежде всего я хочу угодить самому себе»

Задолго до того, как читатели захотели видеть пухлых моделей, Хельмут умолял редакторов журналов достать для «больших» девушек платья. Понадобилось два года, чтобы в модных изданиях стали печатать девушек с нестандартной красотой.

3. Красота в несовершенстве

«Я всегда пытаюсь сделать хорошую “плохую” фотографию. В снимке должно быть ощущение чего-то неправильного. Мне не нравится, когда картинка получается слишком идеальной, гладкой и профессиональной»

В своих работах Хельмут Ньютон старался, чтобы позы, локации и сами фотографии получались повседневными и расслабленными. Хотя каждый снимок был хорошо подготовлен, в нем всегда оставалось много «жизни».

4. Техника — не главное

«Я думаю, что в мире и так много сложностей. Моя техника очень простая. Так у меня остается больше времени на работу с моделью, что гораздо более важно»

Хельмут предпочитал простую технику. Для него было важно, чтобы камеры были не слишком профессиональными, с простыми настройками и не очень тяжелыми.


Следите за нами в социальных сетях, чтобы не пропускать новые материалы: ВконтактеFacebook, TelegramInstagram.

Losko — некоммерческий проект без рекламы на сайте. Если вам нравится то, что мы делаем, цените свой и чужой труд, то можете поддержать нас финансово на Patreon. Спасибо.

Автор публикации

Елена Половинкина