Александр Родченко: свободное искусство в советской России

После революции 1917-го года молодые художники-авангардисты, вдохновленные идеей об обществе, свободном от старых порядков, стремительно развивали новые творческие направления, экспериментировали со стилем и воплощали смелые идеи. Одним из таких авторов был Александр Родченко: он разработал новейшие приемы в живописи, рекламе и фотографии. «Родченковские» оригинальные ракурсы, работа со светотенью и с перспективой, техника фотомонтажа используются и сегодня.

Из этой биографии вы узнаете:

александр михайлович родченко
Александр Михайлович Родченко, 1891-1956

Ранние годы Родченко

Александр Роденко родился 5 декабря 1891 года в Петербурге, в семье театрального декоратора и прачки. С ранних лет мальчик был связан с миром искусства: семья жила над театром, поэтому на улицу они выходили через сцену. «Закулисная жизнь» быстро наскучила ему, идти по стопам отца он не хотел. Да отец и сам надеялся, что сын получит «настоящую» профессию. После переезда в 1901-м году в Казань Родченко стал учиться на зубного техника и несколько лет работал по специальности, но врачебное дело было ему не по душе.

В 1911-м году Александр бросил профессию, чтобы стать вольнослушателем в Казанской художественной школе. У юноши не было свидетельства об образовании после четырех классов церковно-приходской школы, поэтому он не мог поступить на полное обучение. Тем не менее через год успешной учебы вольнослушатель Родченко сдал экзамены и поступил в класс живописи.

Ученики Казанской художественной школы. Александр Родченко — во втором ряду третий слева

«Казанская художественная школа отличалась большой терпимостью ко всяким новаторствам своих студентов. Правда, в этой глубокой провинции наша „левизна“ была очень относительной. Например, мы, т.е. Никитин и я, писали одновременно под Врубеля и Гогена, „левее“ до нас не доходило».

В 1913-м году в училище Родченко познакомился с Варварой Степановой, своей будущей женой и соратницей. Варвара, увлеченная модерном и экспериментами с формой и цветом, вместе с мужем в будущем станет у истоков конструктивизма. Они будут организовывать выставки, участвовать в художественных объединениях, искать и развивать свой стиль.

«У нас будет фантастическая обстановка, не правда ли, Нагуатта, мы будем жить странно? Действительность сделаем грезой, а грезу — действительностью... Жить в своем собственном мире, где нет никого, кроме нас!» Так писал Родченко своей возлюбленной во время долгой разлуки, когда Степанова одна уехала покорять Москву. С тех пор в переписке Варвара всегда оставалась в образе королевы Нагуатты, а Родченко — Леандра Огненного. В минуты разлуки они писали друг другу сонеты в патетическом возвышенном стиле, используя символы и метафоры, создавая в стихах свой собственный мир.

В будущем супруги будут работать как единый творческий организм, вдохновляя друг друга в авангардной репортажной фотографии и в агитационной моде и текстиле, в которой работала Варвара. Художница придумывала орнаменты для повседневной одежды и разрабатывала практичную форму для рабочих.

Где бы ни жили Родченко и Степанова, их дом становился творческой мастерской, пространство напоминало производственный цех, где каждый день создавалось что-то новое, производились «опыты для будущего».

Родченко Жена Родченко Родченко
Родченко
Варвара Степанова. Карикатура на себя и Александра Родченко, 1920 год

1914 год стал поворотным в судьбе Родченко: он познакомился с творчеством кубофутуристов Давида Бурлюка, Василия Каменского и Владимира Маяковского на их выступлениях в Зале Дворянского собрания в Казани. На тот момент российский кубофутуризм, соединив принципы итальянского футуризма и французского кубизма, был популярным художественным направлением. Беспредметное искусство без правил и канонов привлекало и казанского студента, уставшего от классического образования.

Вдохновленный выступлениями Бурлюка, Маяковского и Каменского, Родченко начал заниматься футуристическим искусством. Он стал не просто поклонником футуристической живописи — он стал приверженцем. Он стремился «освободить живопись» от формализма, работая только с пространством и формой: «Я предпочитаю видеть необыкновенно обыкновенные вещи... Нашел путь единственно оригинальный. Я заставлю жить вещи, как души. Я найду в людях вещи...».

Александр Родченко. Девушка с цветком, 1915 год.
Александр Родченко. Девушка с цветком, 1915 год

Начало московской жизни и первые выставки

В конце 1915-го года вслед за возлюбленной Александр Родченко переехал в Москву. Через общих друзей молодой живописец познакомился с Владимиром Татлиным, одним из ведущих московских авангардистов. Тогда Татлин организовывал футуристическую выставку «Магазин» и предложил Родченко поучаствовать в ней в обмен на помощь в организации. Это стало первой экспозицией художника.

Организуя выставку, Александр общался и с другими знаменитыми художниками. Однако супрематисты во главе с Казимиром Малевичем, с его глубокими философскими идеями о чистом искусстве и игрой геометрических фигур и оттенков на полотнах, живописца не впечатляли. Отталкивали идеалиста Родченко неискренность и самовлюбленность Малевича. Концептуальный подход его живописи привлекал его меньше, чем монументальные скульптуры Татлина, в которых форма была важнее содержания, а практичность становилась основой произведения. Родченко выбирал искусство, свободное от любых идейных основ.

Работа с Татлиным — следующий важный этап в творческой жизни Александра: фактура стала центром его изобразительной технологии и стиля, он продолжал эксперименты с формой. В основе его раннего стиля лежала беспредметность. Накладывая друг друг разнообразные формы, художник выстраивал глубокое пространство, превращая плоскости в трехмерные структуры. Многие идеи для вдохновения Родченко брал из монографий об астрономии, математике, физике и выражал на полотнах чистую энергию, законы Вселенной.

«Я от него [Татлина] учился всему: отношению к профессии, к вещам, к материалу, к продовольствию и всей жизни, и это оставило след на всю жизнь... Из всех современных художников, которых я встречал, нет равного ему».

Владимир Татлин. Угловой контррельеф, 1915 года
Владимир Татлин. Угловой контррельеф, 1915 года
Александр Родченко. Линейно-циркульная композиция, 1915 год
Александр Родченко. Линейно-циркульная композиция, 1915 год

Конструктивизм и «конец живописи»

В октябре 1917-го года авангардисты начали активно сотрудничать с большевиками. Они создали профсоюз художников-живописцев, в котором Родченко занял место секретаря Молодой Федерации. Он поддерживал молодой большевистский режим, был сторонником левых идей, участвовал в большинстве художественных партийных проектов. Несколько лет Александр работал в Наркомате просвещения, затем стал членом Живскульптарха (комиссии при Наркомате, которая разрабатывала стилистический язык советской авангардной архитектуры), был одним из организаторов РАБИС — Союза работников искусств. В то время сами художники определяли, как будет развиваться советское «искусство для народа».

В Живскульптархе Родченко разрабатывал концепцию «города с верхним фасадом». Он верил, что в будущем, благодаря новым технологиям, люди будут летать над городом и любоваться городским пейзажем с непривычного для них ракурса — сверху. Он проектировал конструкции, переходы и висящие блоки на крышах и стенах зданий, которые и должны были стать «верхним фасадом города». Такая перспектива открывала бы для зрителя уникальные виды, новый взгляд на повседневность.

В 1920-м году сформировалось первое конструктивистское объединение — группа нового художественного видения в советской России. Ее участники считали, что творчество должно быть утилитарным, то есть практичным и удобным, а форма вещей максимально простой и запоминающейся. Советское правительство поддерживало эти идеи, потому что такой взгляд соответствовал большевистской идеологии об искусстве для народа — «производственном искусстве».

В 1921-м году Родченко объявил о «конце живописи»: «Я довел живопись до логического конца. Я выставил 3 холста: красный, синий и желтый. Все кончилось». «Искусство ради искусства» умерло, утверждал автор, наступил новый этап в жизни страны.

Александр Родченко. Красный. Желтый. Синий, 1921 год
Александр Родченко. Красный. Желтый. Синий, 1921 год

В то же время Александр Родченко начал преподавать во ВХУТЕМАСе — на Высших художественно-технических мастерских. Преподаватели-конструктивисты обучали «производственному искусству»: учили проектировать многофункциональные предметы, используя возможности формы и трансформирующейся структуры. Красота нового искусства рождалась из практичности и удобства. Многие выпускники курсов ВХУТЕМАС стали ведущими советскими дизайнерами.

Фотомонтаж и реклама

В 1920-е годы Родченко отошел от живописи, решив стать «художником-производственником» и заняться самыми советскими видами искусства — коллажем и плакатом. Тогда художник-конструктор оформил более ста рекламных плакатов, участвовал в разработке обложек всех выпусков журналов Левого фронта искусств, иллюстрировал книги, руководил сценографией спектаклей в Государственном театре имени Всеволода Мейерхольда.

Родченко первым стал делать фотоколлажи и фотомонтажи в СССР: для коллажа он брал вырезки из журналов, а для монтажа специально снимал фотографии. Преимущество фотоколлажей и плакатов для авангардиста было очевидно: лаконичность и яркость, широкий выбор материалов и композиционных возможностей. Для Родченко это стало той самой новой индустриальной тематикой, о которой он мечтал. Искусство, неограниченное для экспериментов и практично используемое в обществе.

Вскоре фотография стала вытеснять вырезки на плакатах Родченко, а монтаж практически заменил коллаж. В качестве моделей он снимал жену Варвару, себя и друзей. Конструктивисты предпочитали фотографию и фотомонтаж рисованной графике, однако Александр понимал, что подобный приемы ограничивают динамику его произведений. Фотография же выполняла сразу несколько задач: определяла структуру плаката, усиливала рекламный призыв, поддерживала композиционный строй.

В 1920-м году Александр на одной из выставок познакомился с Владимиром Маяковским и его возлюбленной Лилей Брик. Завязалось многолетнее художественное партнерство и тесная дружба: Родченко был для Маяковского «стариком», Родченко же звал поэта Володей. Позже мастер опубликовал текст «Работа с Маяковским», где рассказал о работе с Володей, о времени в доме «Брико-Маяковского» в Москве и на их даче в Пушкино. Также Родченко посвятил товарищу главу автобиографии «Опыты для будущего».

Лиля Брик, «муза русского авангарда», стала одной из главных моделей фотографа: это Лиля агитирует советскую молодежь покупать книги на знакомом многим плакате для ленинградского отделения Госиздата — классическом примере визуальной интерпретации речи.

Началась совместная работа: Александр Родченко объединился с Владимиром Маяковским, создав творческую группу «Реклам-конструктор «Маяковский — Родченко»: Родченко отвечал за графическую композицию, Маяковский — за текст. Каждый текст поэт-футурист сопровождал рисунком в сатирическом стиле, но окончательный выбор дизайна оставался за Александром. К работе относились серьезно, воспринимая рекламу как литературное и художественное оружие. Продукция «Реклам-конструктора» «завоевала» Москву и переменила старый рекламный стиль. Плакаты для ГУМа, Моссельпрома, Резинотреста и других советских организаций оставили отпечаток на художественно-бытовой среде 1920-1930-х годов.

«Реклама ― это имя вещи. Как хороший художник создает себе имя, так создает себе имя и вещь... Реклама должна напоминать бесконечно о каждой, даже чудесной вещи».
В.В. Маяковский «Агитация и реклама»

За столом в квартире по Гендрикову переулку. Справа редактор и литературный критик Осип Бескин (мелкий Бескин, по словцу Виктора Шкловского) и Лиля Брик. Слева Маяковский. На торце художница Варвара Степанова. Фото Александра Родченко. Июнь 1926 г.
За столом в квартире по Гендрикову переулку. Справа редактор и литературный критик Осип Бескин (мелкий Бескин, по словцу Виктора Шкловского) и Лиля Брик. Слева Маяковский. На торце художница Варвара Степанова. Фото Александра Родченко. Июнь 1926 год
Александр Родченко. Иллюстрация поэмы В.Маяковского «Про это», 1923 год
Александр Родченко. Иллюстрация поэмы В.Маяковского “Про это”, 1923 год
Первый рекламный плакат Родченко, Добролет
Первый рекламный плакат Родченко — Добролет
Первый рекламный плакат Родченко, Добролет
Александр Родченко. Плакат «Ленгиз: книги по всем отраслям знания». ТАСС. 1924 год
Александр Родченко. Плакат «Ленгиз: книги по всем отраслям знания». ТАСС. 1924 год
Владимир Маяковский, Александр Родченко. Реклама часов «Мозер». 1923 год
Владимир Маяковский, Александр Родченко. Реклама часов «Мозер». 1923 год
Владимир Маяковский, Александр Родченко. Рекламная стена здания Моссельпрома. Проект раскраски 1924 года. Фотография 1925 г. Раскраска по фотографии В. Родченко. 1980
Владимир Маяковский, Александр Родченко. Рекламная стена здания Моссельпрома. Проект раскраски 1924 года. Фотография 1925 г. Раскраска по фотографии В. Родченко. 1980 год
Журнал ЛЕФ — объединения Левый Фронт Искусств
Журнал ЛЕФ — объединения Левый Фронт Искусств
Александр Родченко. Оформление пьесы Владимира Маяковского “Клоп”. Государственный театр имени Мейерхольда, 1929 год
Александр Родченко. Оформление пьесы Владимира Маяковского “Клоп”. Государственный театр имени Мейерхольда, 1929 год

Революция в фотографии

С 1924-го года Родченко полностью посвятил себя фотографии. Тогда начал формироваться его авангардистский стиль, который стал настоящей революцией в искусстве. Первая фотосерия Родченко — шесть портретов Маяковского, снятых в мастерской Родченко на Мясницкой. Затем он запечатлел друзей и родных, самых важных людей его творческой жизни: супругов Брик, А. М. Довженко, мать. Он снимал без характерных светотеней, фонов, обобщений, которые обычно использовались в фото­ателье. Основной локацией для ранних фотоэкспериментов в городской среде стала Москва: современный индустриальный динамично развивающийся город, устремленный в будущее.

Манера Родченко все больше наполнялась эстетикой конструктивизма, демонстрируя «динамику в вещи», подчеркивая пространство и фигурность изображения. Он стремился сделать каждый снимок уникальным при помощи новых приемов. Одним из них был ракурс: повседневные вещи становились необычными в глазах зрителя, если взгляд на них падал под другим углом. «Родченковские» ракурсы «снизу вверх» и «сверху вниз» стали прорывом для каноничного фотоискусства 20-х годов.

Второй революционный прием — диагональ — основа композиции. Линия организовывала пространство и оживляла изображаемый сюжет. А двойная экспозиция, используемая в ряде снимков, превращала статичный кадр в движущийся киноролик.

Основными цветами Родченко были черный и белый. Он также использовал множество серых оттенков. Палитра усиливала ракурс и композицию. Фотограф применял и другие художественные принципы, чтобы выстроить пространство: крупный план, светотень и перспектива. Все это придавало изображению большую выразительность.

Экспериментатор хотел получить необычные кадры, снимая тривиальные ситуации: «Я хочу научить людей видеть необыкновенно обыкновенные вещи». Строящаяся советская реальность стала идеальным полем для Родченко.

Современные фотографы используют принципы, разработанные отечественным фотоискусством: авторы «искажают» композицию и перспективу, ритмично задействуют цветовые палитры. Во второй половине 1920-х годов, когда в стране развивался тоталитаризм, Александр Родченко смог найти свободу для творчества. Он показал, что смелость и отсутствие канонов — основа фотографии. Это идея определяет и современное искусство.

Закат творчества и наследие

В 1928-м году журнал «Советское фото» обвинил Александра Родченко в копировании западного искусства. Это было начало конца: советская власть, которая сначала поддерживала творцов-новаторов, к экспериментальной фотографии оказалась не готова к этому. Сказалось и общее ужесточение режима, который принимал форму тоталитаризма. Авангардистов обвинили в формализме, что для Родченко, который всецело поддерживал советскую власть и социалистические идеи, стало ударом.

Романтический порыв творчества Родченко сменился сдержанностью: теперь фотография следовала закону советской пропаганды. По заказу партии он снимал репортажи для альбомов и газет, но дух авангардной фотографии был сломлен.

В 1938-м году Родченко и Степанова выпустили парадный альбом о грядущих переменах в столице, разработанных Моссоветом — «Москва реконструируется». Они должны были доступно в художественной форме показать жителям столицы планируемые изменения, запечатлеть жизнь города на фотографиях или в графике, показать динамику движения Москвы в светлое будущее. Альбом стал достоянием полиграфического искусства: в книге сочетались графика, фотография, кинематографическое повествование и трехмерные конструктивные вставки.

В конце 1930-х годов Родченко отошел от политического искусства, окончательно разочаровавшись во власти и поняв, что больше не может быть рупором тоталитарного режима. Его интересы заканчивались там, где начиналась политика. В то время он занимался театральной сценографией, фотографировал цирковых актеров, обратился к пикториализму — направлению, в котором фотография сближалась с импрессионизмом и модерном.

Он также вернулся к живописным техникам, основной темой которых стал цирк. Родченко с юных лет любил клоунаду, показывал фокусы и устраивал розыгрыши. Для него представление становилось метафорой жизни: яркие трюки, чудо света, но в то же время опасность и беззащитность каждого. Это было не простым развлечением для зрителя, а жизнью, показанной изнутри.

Тяжелый период творческой жизни Родченко хорошо описывают слова его дочери: «Папуля! Мне бы хотелось, чтобы ты в этом году рисовал что-нибудь к произведениям. Ты не думай, что я хочу, чтобы ты де­лал все в «соцреализме». Нет, чтобы ты мог делать так, как ты можешь делать. И я каждую минуту, каждый день помню, что ты грустишь и не ри­суешь. Мне кажется, что ты тогда был бы веселее и знал бы, что ты можешь делать такие вещи».

Заключение

Александр Родченко был настоящим экспериментатором, основателем школы технической конструктивистской эстетики: свое предназначение он видел в сломе закостенелого и традиционного. Вдохновение художник находил в повседневных сюжетах. Так он раскрывал свой характер: в жизни мастер был скрытным, не позволял сентиментальности в обществе, но в его сюжетах открывался необыкновенный темперамент, энергичный и решительный нрав.

В последние годы Родченко впал в депрессию, дневниковые записи полны пессимизма: он жаловался, что жизнь с каждым днем становилось все скучнее, работы не было. Для пары Родченко-Степанова началась темная полоса.

В 1956-м году Александр Родченко умер, не дожив до первой персональной выставки, организованной Верой Степановой.
Последние годы изменили представление Родченко о власти и возможностях советского искусства: он отказался от поиска нового в повседневном и подчинился законам социалистического реализма, которые установила тоталитарная власть.

Смелое наследие Родченко осталось в истории. Искусство, ставшее памятником авангардной культуры. Вне времени и пространства. Современные художники, фотографы, дизайнеры помнят его яркие образы, обращаются к его специфическим техникам и работают с тем же свободным искусством, которое в свое время развивал Александр Родченко.

Интересные факты:


Читайте также биографию Эля Лисицкого и Василия Кандинского.

Следите за нами в социальных сетях, чтобы не пропускать новые материалы: TelegramInstagram.

Если вы хотите поблагодарить Losko за проделанную работу, то можете пожертвовать деньги на Patreon и получить доступ к нашему закрытому каналу в Телеграм. Спасибо за вашу осознанность и что цените свой и чужой труд.