Коллажи домов от Анастасии Савиновой. Интервью с художником

Проект «Genius Loci», представляющий собой коллажи домов, стал одним из самых популярных материалов в журнале и получил признание в интернете. Его создатель, художник Анастасия Савинова, рассказала Losko Magazine о творческой работе, выставках и о жизни в Швеции.

Коллажи домов
Анастасия Савинова — Художник, архитектор. Екатеринбург

Расскажите про тот момент, когда поняли, что искусство — это ваше?

Анастасия: Четкого момента не помню. Наверное, все вышло постепенно. Я любила рисовать-лепить с детства. В 8 лет я начала заниматься с преподавателем, который готовил абитуриентов для поступления в архитектурку: рисовала всякие вымышленные конструкции и паттерны. Когда подросла, тоже решила поступать в архитектурный. Меня тянуло к чему-то околохудожественному, но я не очень четко представляла, чем занимаются художники после окончания училища или института.

Как-то раз пришла туда на экскурсию, а там все заставлено натюрмортами и завешено академической живописью. К этому у меня не случилось притяжения. Мне нравилось создавать новые реальности, а не рисовать настоящие кувшины. Да и мои узкие представления о профессии умещались тогда во фразах «бедный художник» и «художник-оформитель». Хотелось получить более понятное и практичное образование. Потом, уже в процессе обучения или даже после него, когда появилось больше времени на рефлексию, поняла, как можно направить свои увлечения в нужное русло и что художник — это гораздо более широкое явление, чем я себе представляла.

Мне нравилось создавать новые реальности, а не рисовать настоящие кувшины.

Вы получили высшее образование в сфере дизайна в российском ВУЗе. Оказались ли полезными полученные там знания и навыки?

Анастасия: Что-то оказалось, что-то нет. У нас было всего понамешано, без особого фокуса. С одной стороны, ты не получаешь глубокого знания или навыка в какой-то одной области, а с другой — узнаешь везде помаленьку, встречаешь преподавателей с разным подходом: кто-то практик, кто-то техник, кто-то теоретик, кто-то мечтатель. Ценным оказался опыт участия в летних международных школах на базе университета. Мы работали под руководством зарубежных художников/архитекторов, и у них тоже был свой подход, отличный от того, к чему мы привыкли. В итоге во всем многообразии что-то оказывается ближе тебе по духу, помогает определиться с собственным путем.

Как повлиял переезд в Швецию на ваше творчество?     

Анастасия: Я почувствовала больше свободы. Бросила работать с дизайном интерьеров, появилось время неспешно поразмыслить над жизнью. Решила, что пора, наконец, перевести свою художественную практику на новый уровень, заниматься этим профессионально, не время от времени, а на полную ставку. Тогда же начались первые выставки.

Вам нравится скандинавский стиль в дизайне?  

Анастасия: Скорее да, чем нет. Здесь он и правда уместен на фоне холодного неба и величественно тихой природы.

Как построена работа художника? Ищете ли вы клиентов или они находят вас сами? Кто ваши клиенты?   

Анастасия: Я не ищу клиентов направленно: никого не спамлю, не пристаю к прохожим и не закидываю в ящики рекламные листовки. Но, скажем, участие в выставках, активность в соцсетях, опять же интервью и публикации — все это так или иначе помогает находить клиентов/клиентам находить меня. Не всех клиентов я знаю лично, т.к. много продаж проходит через интернет или галереи. А так, например, по возрасту совершенно разные люди: недавно была девочка 11 лет, написала, что хочет купить мою работу на свои карманные деньги. Было приятно – мой самый юный коллекционер! Есть среди покупателей и те, кому давно за 70. Есть и студенты, и архитекторы, и пенсионеры, и научные работники, и медики, и музыканты, и слесари, есть мои учителя-художники, что особенно почетно. Случается, отправляю посылки в места, о которых раньше и не слышала, расширяю познания географии.

На регулярной основе делаю иллюстрации для шведского журнала велосипедного сообщества. Есть и разовые заказы: иногда просят нарисовать картинку бывшие одногруппники, для себя или для своих клиентов (многие занимаются интерьерами) — в общем, университетский нетворк тоже работает. Поступают предложения рисовать что-то для одежды, компьютерных игр, и т.д., но я, честно говоря, редко беру сторонние проекты: стараюсь больше концентрироваться на развитии собственных. Для арт-проектов у меня своя классификация. Есть те, которые я условно называю «народные» — такие работы легче продаются в силу стандартного формата. Есть другие, я их называю «музейные», они часто экспериментальные, нестандартных форм и материалов. В такие проекты скорее происходит «инвестирование» средств и времени. Если есть хорошая идея и умение хорошо про нее написать, то можно получить поддержку в виде гранта, стипендии или студии.

Ваш любимый художник среди соотечественников?

Анастасия: Андрей Рублев; авангардисты — Малевич, Лисицкий; Соня Делоне.

Что для художника выставка? Насколько она важна для профессионального развития?   

Анастасия: Встреча со зрителем лицом к лицу. Возможность завести новые деловые контакты. Важный отчет (прежде всего, перед самим собой) о проделанной работе, особенно если презентуется новый проект.

Вы организовывали выставки? Насколько это сложно?  

Анастасия: Это сильное эмоциональное переживание, и обычно после открытия я день-другой устраиваю себе отдых, не берусь за новые дела. Если организовывает кто-то другой, то все гораздо легче: они сами распаковывают-упаковывают, развешивают, презентуют, распечатывают, заказывают рамы, делают каталоги т.д.

Это сильное эмоциональное переживание, и обычно после открытия я день-другой устраиваю себе отдых, не берусь за новые дела.

Всегда ли окупаются затраты на организацию выставок? И за счет чего? 

Анастасия: У меня всегда окупались. В каких-то случаях за счет проданных работ, в других – за счет поддержки от различных фондов. Иногда все затраты берет на себя галерея.

Какая из тех выставок, в которых вы принимали участие, запомнилась больше всего? И почему?

Анастасия: Один раз я сама везла на поезде габаритные и хрупкие работы, это было довольно непросто, пришлось уговаривать проводников брать работы «на борт» в специальный отсек, т.к. они были слишком большие для багажа. Часть работ я отправила почтой, но их задержали в другом городе и отказались везти до города выставки, а времени спорить/просить/уговаривать уже не было: оставался день до открытия. Пришлось самой за ними ехать в какое-то почтохранилище, а они тяжеленные, на деревянных больших панелях, до сих пор не знаю, как дотащила! Конечно, запомнилась и самая первая выставка — это был фестиваль в Испании, тогда я еще робела называться художником, но во время фестиваля потихоньку стала входить во вкус. Может, как раз тогда и поняла, что хочу чаще представляться именно как «художник», это давало странное чувство: было и страшно, и радостно.

Были ли у вас выставки в России?

Анастасия: Пока нет. Я веду переговоры с несколькими площадками, так что, надеюсь, в скором времени что-то будет. На самом деле, очень хотелось бы сделать что-то «дома».

Увидев на экране, ты можешь лишь предположить, как работа ведет себя на самом деле.

Зачем человеку ходить на выставки? Есть ли различие в восприятии проекта онлайн и в галерее?

Анастасия: Конечно! Увидев на экране, ты можешь лишь предположить, как работа ведет себя на самом деле. При живом контакте ты получаешь возможность цельного переживания работы: чувствуешь ее в пространстве, видишь, как она отражает свет, слышишь, чем пахнет, можешь пощупать.

Что значит быть Анастасией Савиновой?

Анастасия: Было бы интересно залезть в свою голову и посмотреть со стороны. Для меня-то там все привычно — еноты, дома, города, горы, велосипеды, речка, печеньки, круги, пунктир, сферы, планеты, космос, чайки, циркуль, дерево. На самом деле, тяжело адекватно оценить и описать, что значит быть собой.

В каких условиях к вам чаще всего приходят идеи для новых проектов?

Анастасия: В кафе, с блокнотиком; на прогулке; ночью в кровати; на скамейке под солнышком; на диване, пока отвлеклась на свои мысли во время чтения книги; когда увидела что-то, что вытащило из повседневности; когда грустно; когда весело.

Вам нравится дождь?

Анастасия: Скажем, если несу бумажный рисунок в руке — то не нравится, а если стою на берегу Сены с бутербродом в одной руке и хорошим сидром в другой — то очень даже нравится.

Редакция считает, что люди искусства — интроверты. Вы относите себя к этому числу?

Анастасия: Да.

Расскажите про то, как проходит обычный рабочий день?

Анастасия: Встаю где-то в 7.30, делаю зарядку, завтракаю. Проверяю почту, смотрю, есть ли новые заказы, предложения, ответы, вопросы. На быстрое отвечаю сразу, более времязатратное заношу в список дел, рассматриваю ближе к вечеру или вообще в другой день. Дальше многое зависит от проекта, над которым работаю. Или рисую иллюстрации, или картины, или готовлю краску, или пилю доски, или смешиваю гипс, или тестирую какие-то материалы. Иногда, когда много заказов, могу целый день запаковывать принты, потом сажусь на велосипед и еду на почту. Иногда хожу в типографию, если надо печатать новые. Сейчас планирую выделить какой-то один «почтовый день», чтобы не отвлекаться на это в другие дни в течение недели. Иногда пишу заявки на гранты, стипендии и т.д. Иногда вот отвечаю на вопросы интервью.

В общем, у меня нет какой-то четкой схемы, которая одинаково хорошо работает каждый день. Тем не менее я стараюсь составлять лист дел на день-неделю-месяц, чтобы не забыть что-то важное, например, какой-то дедлайн, и чтобы просто понимать, что более срочное, а что может подождать. В основном, работаю дома: на столе, на другом столе, на полу, на стене. Иногда могу пойти работать в кафе/библиотеку, чтобы сменить обстановку. Когда надо работать более сконцентрованно над конкретным проектом и нужно больше пространства, работаю в студии, тогда структуры появляется больше. Тогда всякие письма — с утра, а потом весь день работа-работа.

Если есть желание/энергия читаю книжку вечером, но чтец из меня неважный, я с трудом концентрируюсь на тексте, часто ловлю себя на том, что просто начинаю думать о чем-то своем, а слова просто идут фоном. Приходится перечитывать по 3 раза. Записываю или прикидываю в голове примерный план наследующий день. А потом умываться и спать.

Расскажите первую пришедшую вам в голову курьезную историю из жизни?

Анастасия: В Роттердаме меня катала полицейская машина по городу, потому что я заблудилась.

Как у вас получилось эмигрировать?

Анастасия: Я переехала из-за учебы мужа. Спустя некоторое время, подала заявление на регистрацию своего арт-бизнеса (хотя не люблю слово «бизнес». Есть даже такое понятие: «бизнесмен поневоле», я вот к этой категории отношусь).

Что вам нравится в культуре Швеции?

Анастасия: Открытость и простота, сдержанность.

Проект Genius Loci стал одним из самых популярных на Losko и получил много внимания в сети и журналах. Ваше предположение? Почему?

Анастасия: Он классный. И просто все любят домики. Это понятная форма и смысл.

Как пришла идея создавать такие коллажи? Как долго думали над ней? Как долго трудились над проектом?

Анастасия: Вообще не думала. Первую работу сделала для себя еще в институте, лет 7 назад. Сидела на парах после своей первой заграничной поездки и рисовала запомнившиеся образы, дома, окна и ставни, которые выстраивались в большой дом, символизирующий образ всей страны. Потом я решила сделать такой коллаж из фотографий из поездки. Долго возилась. Потом гордо повесила на стену. До сих пор моя любимая работа, висит в родительском доме. Потом сделала похожую штуку после второй поездки и поняла, что мне нравится сохранять в таком виде «дух» мест, которые я посетила. Число моих домиков постепенно росло, и это стало похоже на нечто большее, чем я могла бы подумать в начале. Я даже свою дипломную работу связала с этой темой. Теперь я вижу это как проект на всю жизнь: всегда, когда я путешествую, я как бы «на работе»: изучаю и собираю образы мест, провожу параллели между разными пунктами, ищу нечто уникальное, правдивое только в этом конкретном месте.

Коллажи домов от Анастасии Савиновой

Если бы вашим друзьям задали вопрос: «Какая неизменная черта в характере Анастасии?», что бы они могли сказать?

Анастасия: Сама я не стала отвечать на этот вопрос, чтоб не соврать. Спросила друзей, чтобы было из первых рук: «умение слышать», «стремление идти своим путем и делать то, что нравится», «веселость и авантюрность», «рациональность и мечтательность одновременно», «искренность и открытость», «отзывчивость», «смелость». Там много набралось — можно использовать как лекарство от хандры и упаднических настроений.

Представим, что вы можете вернуться в прошлое и дать один совет абитуриентке, поступающей на первый курс СГАСУ. Что бы вы посоветовали ей?

Анастасия: Не воспринимать все происходящее близко к сердцу.